?

Log in

No account? Create an account

Сб, 5 май, 2012, 00:18
Жизнь и философия хайнов. Завершение размышлений-выводов

Предыдущая часть – вот здесь.


************************************


Из всего вышеизложенного следует, что на базовом уровне природных предпочтений хайны НЕ ПРОТИВ СМЕРТИ – ОНИ ПРОТИВ СТРАДАНИЯ.

Это подтверждают и приоритеты цивилизации хайнов: травоядных терзать нельзя, а ящеров убивать можно; охота и казнь приемлемы, пытки – нет; войны жёстки и кратки, военные истребляются победителем; медицина тяготеет к валеологии и часто прибегает к эвтаназии; убийство животных хищниками, в том числе лиорами и хайнами – не требует вмешательства, мучения подопытных животных – трагедия всей цивилизации.

Смерть без страдания у них не вызывает таких сильных негативных эмоций, как страдание без смерти. В частности, если смерть удаётся сделать "справедливой", то есть снять страдание жертвы от обиды, от "неуважения", а убийцы – от вины и ответственности за выбор, то смерть становится легитимна, морально оправдана:

"…единая суть смерти была облегчением, утешением и справедливостью (я-хищник не забираю у жертвы ничего, что не отнимут потом у меня, я совершаю преступление - но не смогу избежать расплаты)"

Они усматривают меньше разницы между добровольной и насильственной смертью, чем между причинённой и естественной.

(Для человека – едва ли не наоборот: многие изобретения человека призваны сохранить жизнь и достоинство ценой определённой меры страдания – от инициаций и болезненных лечебных процедур до пыток и увечий как замене смертной казни. В нашей альтерре, скажем, пытка традиционно выступает как мера воспитания и пресечения, призванная заменить казнь – мы писали об этом, например, здесь; в традиции же, скажем, северамериканских индейцев пытки пленных – торжественное мероприятие, призванное прославить и увековечить в памяти победителей достойного побеждённого противника.)

Практически и человек, и хайн на сознательном уровне выбирает меньшее из зол, ищет определённый компромисс между двумя этими, в общем, нежелательными вещами, желая себе и другим жизни без страдания. Но для человека компромисс находится не там, где для хайна: смерть оценивается как АБСОЛЮТНАЯ ПОТЕРЯ, а страдание – как ВРЕМЕННОЕ неудобство. Грубо говоря, для хайна казнь и эвтаназия, и даже убийство в пищу – это одно, а смерть от болезни и старости, а также жизнь в слабоумии – это другое, и оно хуже. А для человека эвтаназия или жизнь "овощем", или смерть от старости и болезни – это одно, а казнь, убийство в пищу или на войне – это другое, и оно хуже, потому что подразумевает предательство человеком человека (и вообще живого существа) общему врагу ради частного интереса:

"До тех пор пока люди будут резать животных, они будут убивать друг друга. И, действительно, тот, кто сеет зерно убийства и боли, не может пожинать радость и любовь." Пифагор.

Люди для себя склонны определять смерть как "общего и последнего врага" – как УНИЧТОЖЕНИЕ ВСЕГО, НИЧТО. Хайны же определяют как общего врага – "вырождение", как РАСПАД ВСЕОБЪЁМЛЮЩЕЙ ЖИВОЙ СИСТЕМЫ. (Отсюда, я думаю, и непреодолимое стремление Харро - Мерраху "чистить миры" от некондиционных элементов, страх "избыточности", "дурной бесконечности" повторений, в том числе повторных рождений.)

Теперь следующий ключевой момент. Для человека (в норме) ПАССИВНО наблюдать страдания и смерть (если жертва воспринимается как "подобный мне") психофизиологически травматично, как и для хайна; активность любого свойства (участие в ситуации на любой стороне) подстёгивает все процессы; но вообще не наблюдать такого – НЕ ВРЕДНО, даже наоборот, сохраняет гомеостаз; поэтому человек стремится пресечь такое наблюдение, либо отгородившись, либо вмешавшись. Вместе с тем вообще иметь внешние раздражители для человека необходимо, иначе он начнёт загибаться в "инфо-вакууме".

Похоже, что для хайна расклад в корне иной. Ему наряду с "обычными" раздражителями-сигналами от внешней среды НЕОБХОДИМ также ВИДОСПЕЦИФИЧНЫЙ – то есть "запах страдания". Логично – ведь хайн природой поставлен выслеживать и устранять страдание. Естество хайна реагирует болезненно как на слишком сильный сигнал, так и если сигнала нет или он слишком слаб (как человек – на инфо-вакуум, на сурдокамеру, на постоянную тьму, на одиночную камеру). Если хайн не чует страдания – вся физиология пробуксовывает, независимо от того, источника ли и правда нет или хайн потерял чувствительность.

А на уровне сознательного выбора и человек и хайн стремятся скорректировать "голос естества". Человек защищает "чужих", сознательно делая их "своими" при всём неудобстве такого выбора. Хайны стремятся делать выбор в пользу сохранения жизни – хотя по природе им бы вполне достаточно пресекать страдание смертью.

(Я думаю, опыты на животных им были так тягостны из-за того, что пришлось тормозить свою естественную реакцию – прервать страдания смертью или лечением, – заменяя её противоестественной – наблюдать БЕЗ ВМЕШАТЕЛЬСТВА.)

Дошли до философского осмысления основ жизни и основных онтологических противоречий.

Основное противоречие будет выглядеть так: хайны против страдания – но не могут нормально существовать без того, чтобы его чуять. То есть в абстрактном пределе, когда они устранят всё страдание вокруг – то станут сами безумно страдающими существами. Им остаётся только желать, чтобы страдание не прекращалось – но они же против страдания, и такое желание противоречит нравственным понятиям.

Второе, более частное противоречие – из двух способов прервать страдание один равноценен другому для системы, но не для самого существа. Если раньше можно было спокойно применить смерть, то теперь живое существо само предпочитает жизнь, личное бытие, поскольку с появлением разума и индивидуальности жизнь вида перестала совпадать с жизнью индивида. Бытие Эсварры как организма стало значить для КАЖДОГО существа (и хищника, и жертвы) МЕНЬШЕ, чем собственное бытие. Поэтому "автоматический, по дефолту" выбор хищника означает уже не благо Общности, а только его частное благо. Смерть в целом ряде отношений удобнее, в том числе и кормит самих хайнов, но жизнь желанней самому существу, и нравственность не позволяет это игнорировать:

"почему в паре интересов хищник-жертва должен быть выбран интерес хищника? …хищник сильнее, имеет больше возможностей. … значит, у жертвы отсутствие силы и зачастую права выбора чем-то должно быть скомпенсировано… У хищника больше моральной ответственности"

Как способ разрешения этих противоречий (и в самой природе хайнов, и между природой и сознанием), как путь снижения моральной ответственности, возник культ – не культ смерти, но и не жизни, а КУЛЬТ ИЗБАВЛЕНИЯ ОТ СТРАДАНИЙ как несомненного блага.

Абсолютным благом, не подлежащим критике и оценке, является существующий миропорядок (А НЕ ЖИЗНЬ). Отдельные части, в том числе живые существа, даже и разумные, имеют ценность и хороши в той мере, в какой являются существенными частями этого порядка и способствуют его сохранению, то есть полезны.

Жизнь и смерть равно необходимы для поддержания статуса кво и поэтому равноценны, несмотря на противоположный эффект для живых существ. Философия культа предлагает множество примеров на тему, как будет плохо, если из мира убрать смерть. Инициатива (как потенциальная угроза миропорядку) сохранить жизнь воспринимается более настороженно, чем инициатива применить смерть.

Абсолютным злом объявляется страдание (А НЕ СМЕРТЬ), которое применительно к жертве опознаётся преимущественно в одной форме: физическая боль, физический дискомфорт, а применительно к убийце – ещё и в форме моральных страданий.

Борцами со страданием являются хайны и лионары. Они могут применять для этой борьбы (и в её рамках для поддержания собственной жизни) смерть, и это легитимно, то есть не должно ощущаться как вина. Но страдание они не должны нести – ни физическое, ни психологическое, ни жертве, ни себе как элементу общей системы, ни зрителям-соучастникам. Поэтому культовая традиция строго следит, что бы всё было "честно и достойно", а не то будут страдания от обиды и невнимания. Поэтому жрец должен быть в хорошей форме, чутко реагировать и не иметь преимуществ, не пользоваться своим привилегированным положением для получения удовольствия помимо канона, а то будет "нечестно".

Важнейшим понятием в культе является ЭМПАТИЯ (обозначаю это КУЛЬТОВОЕ понятие капслоком – ЭМПАТИЯ – с целью отличать его от эмпатии как психофизиологического явления). ЭМПАТИЯ – это не свойство поднастройки в земном понимании, не эмоциональная телепатия. Это чисто культовый символ, обозначающий связь с Миропорядком (шире, чем с жертвой), то есть доступ к истине, и означающий что совершители культа имеют право как угодно обращаться с живыми существами, забирать у них жизнь, причинять им моральные страдания, потому что наличие ЭМПАТИИ это порука правильного образа действий, гарантия того, что все плюсы и минусы будут взвешены беспристрастно и будет совершено действие в интересах ВСЕОБЩЕЙ ЖИЗНИ. Моральное оправдание основано на постулате, что если жрец физически ощущает то же, что и жертва, то это развязывает ему руки, независимо от того, насколько реальны были его усилия избежать этого убийства.

"Поэтому все, что связано со смертью, у хайнов жестко ритуализовано. Их ритуалы, как обратная сторона СОСТРАДАНИЯ, со стороны могут выглядеть жестокими и варварскими, а отношение к осужденным на смерть — даже более беспощадным, чем у людей. Потому что человек склонен щадить, поддавшись внезапным эмоциям, а для хайнов эти эмоции — норма, их невозможно заглушить, отбросить."

Под СОСТРАДАНИЕМ понимается, если обобщить данные, способность и обязанность жреца отслеживать нюансы переживаний жертвы и вникать в них, но не для того, чтобы по возможности выполнить волю жертвы, а для того, чтобы временно идентифицировать себя с жертвой (служение частями Целого) и зафиксировать их в своей памяти (служение временным накопителем):

"И вот тут очень важный момент - жрец должен сделать все, чтобы жертва простила - не в том смысле, чтоб радовалась собственной смерти и была благодарна, а чтобы в последние мгновения была наедине только со смертью, осознанием _ухода_, а не обидой, страхом, ненавистью. Жрец должен уметь войти в резонанс с жертвой, настолько тесный, чтобы ослабить негативные эмоции, не влияя на свободную волю (облегчение, но не дурман, влияние, но не внушение, убеждение, но не контроль). Для этого он, естественно, должен понимать жертву, узнать ее так же глубоко, как себя. Если жертва не может смириться, сопротивляется - жрец будет ждать час, день, неделю, будучи с жертвой в постоянном мысленном контакте. Лишь бы не допустить лишнего ужаса и боли. Причем этот аспект никогда, ни в какой трактовке не для успокоения совести жреца - он только ради самой жертвы."

Мне кажется, как раз наоборот: жертва с этого не имеет ничего ощутимого, а вот жрец и вся община, как раз наоборот, имеет все требуемые вещи: ритуал провели, практическую потребность утолили (голод, тревогу, искажение ментального поля из-за психов), физиологическую неудовлетворённость обманули (так как символически изобразили прежние "эдемские функции" хайнов), совесть успокоили (так как отняли жизнь со всяческим уважением, а не абы как). Ощущение довольства воспринимается как подтверждение собственной правоты "Мы довольны – значит, и все довольны, поскольку мы – эмпаты".

То есть "СОСТРАДАНИЕ" – ритуальная функция, имеющая смысл ТОЛЬКО для пребывающих в пределах этого культа: жреца и членов ароса. Им это необходимо, чтобы привести в согласование необходимость (реальную или воображаемую) отнять жизнь и представление о ценности жизни.

"Но ведь и в прошлом подавляющее большинство считало сжигание ведьм гуманным мероприятием, против которого может выступать лишь невежда: ведь оно не только защищает людей от нечистой силы, но и полезно для самой жертвы, чья душа спасается, очистившись в огне." (Ганс Рюш, "Тысяча врачей мира против экспериментов на животных")

СОСТРАДАНИЕ имеет логические обоснования, если считается, что сохранение памяти о жертве не даёт жертве исчезнуть окончательно из жизни (хотя мне, например, не ясно, насколько сохранение памяти жрецом гарантирует лучшее по сравнению с другими сохранение живой сущности этой жертвы – её духа, души, разума, черт характера и пр.), а также если считается, что наблюдение жрецом ощущений умирающего даёт умирающему некое удовлетворение. Я не уверена, что это всегда так. Только если взаимодействие жреца (или ментального поля всего ароса) с жертвой пробуждает в ней память (на любом уровне, бессознательном, физиологическом и пр.) о ЕДИНОЙ ЖИЗНИ, о эдемской фазе Эсварры – тогда это должно приносить облегчение жертве. Но если учесть, что другие формы жизни (ящеры, хищные птицы) и особи иной генетики (белощёкие) нечутки к метальному полю и возможно, равнодушны к интересам Миропорядка, то следует признать, что огульное приложение ко всем жертвам ЭМПАТИИ и СОСТРАДАНИЯ – это в чистом виде религиозное суеверие.

"У гуронов были даже люди, специализировавшиеся на чтении рыбам проповедей, в которых они уговаривали рыб прийти в сети. На хороших проповедников был большой спрос. В рыболовецком поселке гуронов, в котором жил французский миссионер Сагар, один такой проповедник особенно славился своим цветистым красноречием. Каждый вечер после ужина он, предварительно убедившись, что все в сборе и царит строгое молчание, обращался к рыбам с проповедями. В своей речи он убеждал рыб, что гуроны не сжигают рыбьих костей. "На эту тему он распространялся с особой елейностью. Он упрашивал, заклинал, приглашал, умолял рыбу прийти в сети, быть мужественной, ничего не бояться: ведь она оказывает услугу своим друзьям, которые относятся к ней с уважением и не сжигают рыбьих костей"."(Джеймс Джордж Фрэзер, "Золотая ветвь. Умилостивление охотниками диких животных")

Сарказм приведённого отрывка подчёркивает: это люди придумали, что рыбам легче от того, что их костей не сжигают; с какой стати из-за этого суеверия рыбы должны считать людей друзьями, если факты говорят об обратном?

Откуда известно, что эмпатия мешает совершать напрасные убийства и помогает лучше думать об интересах жертвы? Что у азартного охотника на первом плане необходимость, а не спортивный интерес? Что победивший в смертельном поединке жрец восстанавливает сострадательную способность, а не теряет окончательно всякое сожаление об этой способности и о своём очерствении? Что уничтожать белых необходимо и полезно для них самих?

"…непрерывное, систематическое повторение с самого раннего детства догматических постулатов, не отягощенных доказательствами, одновременно со скрытыми угрозами в адрес любого сомневающегося, до тех пор, пока эта вера не превратится в закоренелое убеждение – слепую веру, освобожденную от оков мышления. Отсутствие мышления – это, безусловно, неотъемлемый элемент любой веры. Внушенная без помощи весомых аргументов, она очень трудно поддается искоренению рациональными доводами, так как становится предрассудком." (Ганс Рюш, "Тысяча врачей мира против экспериментов на животных")


Вопрос о честности отношений напрямую связан с вопросом о неизбежности, об отсутствии более приемлемых альтернатив. Во всех текстах постоянно подчёркивается презрение к нарушающему Миропорядок произволу, именуемому "милосердием". Утверждается, что такой спонтанный произвол ВСЕГДА приводит к увеличению страданий и смертей: сегодня пощадил одну жертву – назавтра пришлось убить десять. Поэтому исключить пощаду для конкретного случая – проявить заботу о благе Миропорядка. Кто ближе к истинному пониманию Миропорядка – тот не поддастся на соблазн сделать себе поблажку и пощадить:

"Но, по-моему, полное отсутствие милосердия — для человека уже жутковато. В ситуации, когда у человека рука не поднимется, хайн запросто убьет. И все это на фоне того, что они РЕАЛЬНО более добрые и чуткие, чем люди. Парадокс, но по-другому быть как раз и не может."

Но "ситуация, когда у человека рука не поднимется" и он пощадит жертву – это МИЛОСТЬ, а не милосердие: ОДНОРАЗОВЫЙ произвол. А милосердие –это системный подход, свойство, подразумевающее действие ("брат / сестра милосердия – это работник, а не эмоциональное или философское самоопределение): без активного действия это качество называется "жалость". Милосердие как раз подразумевает ответственность за первый, даже спонтанный акт жалости, и последовательную работу по созданию более приемлемого миропорядка.

Применительно к травоядным, которые перестали заботиться о потомстве, оказавшись в лучшем положении после истребления хищников: да все домашние животные более легкомысленно относятся к защите потомства и заботе о нём (тем более что в улучшенных условиях приплод всегда избыточный). Но на следующем этапе именно это позволяет научить их более сознательным отношениям с подросшими потомками. Просто с этой проблемой надо работать, а не паниковать и не делать скоропалительных выводов об обесценивании любви и жизни. К сожалению, хайны биологически не заточены под такую деятельность, а научиться на сознательном уровне не успели. Людям биологически легче выкармливать сосунков, наверное.

"они РЕАЛЬНО более добрые и чуткие, чем люди" –

В чём? Реальная чуткость – это понятно, хороша она или плоха: есть эмпатия реальная как биологическое свойство и ЭМПАТИЯ реальная как элемент культа. А в чём РЕАЛЬНОЕ проявление ДОБРОТЫ хайнов? Рядовых членов ароса или жрецов? Как узнать, не является ли утверждение, что хайны ДОБРЕЕ ПОТОМУ ЧТО ОНИ ЭМПАТЫ очередным элементом культовой философии, основанным только на самом себе?

(Вроде как рассуждение: христиане лучше, потому что они – приверженцы наиболее совершенной религии и стараются поступать в соответствии с её требованиями. Её главное требование – делать всем благо. А какое высшее благо на этой Земле? – конечно, быть христианином, ибо христианство – наиболее совершенная религия … и так далее. Смешно? Но характерный практический вывод из этого мы читали в прошлом году в одной проповеди: значит, если в Евангелии сказано "накорми голодного, посети заключённого" это следует понимать как "принеси голодному книжку по Закону Божьему, ибо духовная пища лучше плотской, и обрати его в православие, потому что не быть православным – это значит пребывать в темнице ослепления". Да-да, это и в Инете висело. Немного утешает, что этот человек лукавил сознательно, я думаю)))

Напоследок – вкратце о роли жреца, как я её вижу.

Жрец – мистический лионар: идеальный убийца без страха и упрёка. Наследственная память хайнов требует сверх-доминантного совершителя культа (ведь культ – это символическое изображение служения хайнов в эдемском мире). Вместе с тем жрец – "совершенный хайн": максимально мудрый, неподкупный на поблажки естества, не способный совершать ошибки. Только такому существу арос может доверить свою совесть - ведь непогрешимость жреца в вопросе "а нельзя ли было иначе?" обеспечивает душевный комфорт всего ароса. Если жрец сделал так – значит, по-другому нельзя, по-другому не бывает, по-другому может быть только хуже. Но чтобы быть уверенными в своём жреце, хайны должны видеть, как он старается – и для этого существует ритуал сражения с лионаром.

На уровне архетипов это примерно следующее: если наш жрец – самый правильный лионар, идеальный – то он победит простого лионара, материального. Причём это не только физическая победа – кто искусней, хладнокровней, быстрей соображает – но и моральная (каламбур): кто бестрепетней, кто свободней от родственных чувств.

В итоге жрец является заложником спокойствия ароса: он обязан быть СОВЕРШЕННЫМ ОРУДИЕМ СМЕРТИ, иначе у ароса могут появиться сомнения в своей невинности, и тогда – массовая паника, депрессии, шизофрения и прочее.

Естественно, никто не хочет жить с ним рядом: с совершенством жить неуютно, когда оно выведено не из реальных жизненных потребностей, а из лицемерной идеологии. Сравни: в хорошем и дружном коллективе "самый лучший" – это такой парень (девчонка, бабка, дедка), с которым все с радостью контачат, в работе и на отдыхе, секретничают, а также в узкой ситуации "идут в разведку" и дерутся плечом к плечу. А в каком-нибудь привилегированном "отряде смерти" или монастыре строгого режима "самый совершенный" это тот, без которого не умеют обойтись, но по доброй воле держатся подальше, ничего хорошего не ждут, лишнего себе не позволяют и вздыхают с облегчением, когда он покидает помещение.

Как и в религиозной практике Земли, идеал культа – это существо, которое преодолело главные страшилки, научилось держать в руках наиболее труднопреодолимые потребности: для землян это голод и похоть, поэтому перед монахом, который обходится без женщин и питается гнилым хлебом, все стелются. Всё ему позволяют и считают его непогрешимым судьёй во всех житейских и философских проблемах. Ещё бы – ведь он такое победил, значит он самый сильный! У индейцев самый уважаемый воин ходит весь в шрамах от ран, которые сам же себе и нанёс во время испытаний, преодолев страх не только боли, но и увечий. А для хайнов этот "идеальный лионар" – тот, кто преодолел боль, проистекающую от эмпатии: о, какой мужественный, он принял на себя весь груз ответственности и боли за все жертвы ароса! Что такое боль от эмпатии – знает любой хайн и не всякий любит её преодолевать, не все хотят быть охотниками и солдатами, не говоря о карьере жреца. Он чёрный – значит, испытывает всё в полной мере. Да вдобавок он дополнительно несёт боль ЭМПАТИИ! Вполне закономерно, что чем тягостней расписывают простым хайнам этот гнёт ЭМПАТИИ, великую ответственность за выбор именно этой жертвы, тем больше чести жрецу. Мне это напоминает, во-первых, слова Путина о том, что он работал как раб на галерах. Во-вторых, это похоже на борьбу отшельников с полчищами демонов, для которой отшельники специально уходили в пустынь и предавались там посту и истязаниям плоти.

При этом я не сомневаюсь, что жрецам и правда было не легко, как и тем же монахам. И что главная тяжесть, действительно, не в эмпатии как физиологической реакции, а в сохранении здравого рассудка и чувства меры внутри "магического круга" неподсудности и вседозволенности. Это у тебя очень хорошо и точно описано. Но этот круг они продолжали укреплять, нагнетая тему ЭМПАТИИ.

Моя версия трагедии Харро – что этот незаурядный хайн в полной мере осознавал ловушку ЭМПАТИИ и хотел вырваться из неё. Но это отдельная тема, так же как и катастрофа сверхчувствительности, которую вызвали хайны. У меня и этому есть объяснение.

Думаю, что всё это можно постепенно обсудить, если у тебя будет желание. Ещё раз спасибо за возможность прикоснуться к этому миру. Отдельное спасибо за Хонториэля и Харро. Это замечательные личности – после всего прочитанного и осознанного я тем более остро понимаю, сколь это замечательные личности!


************************************


Для создания настроения у читателей, не знакомых с альтеррой Миров Сотворённых – рисунок:



Существо, сидящее в поезде – хайн (они же «биосы») из Миров Сотворенных. Правда, в более человекоподобной форме, чем положено.
На фоне – Звериная роща. Поезд идет не по земле, а по воздуху, поэтому громадную морду 80-метрового Заалаира видно сбоку, а не снизу.


(с) отсюда


Для полноты информированности читателей осталось добавить ещё несколько слов.

В-первых, в качестве одной из тем предстоящего обсуждения изначально выдвигалась тема "спасение погибшего героя / спасение дела погибшего героя" – то есть одна из весьма важных альтерристических тем (об этом мы с вами уже неоднократно говорили, например – вот здесь).
Соответственно, мы надеемся в рамках обсуждения рано или поздно увидеть концепцию на эту тему самого hontoriel, а также иллюстрирующие эту концепцию примеры из жизни хайнов.

Во-вторых, обсуждение планируется длительное: ни мы, ни сам hontoriel никуда не торопимся – наоборот, мы считаем, что чем дольше и чем в более спокойном темпе мы будем обсуждать все острые и важные вопросы, здесь затронутые, тем больше имеем шансов обогатиться знанием всех тех богатств, которые настоящему альтерристу всегда кстати (даже больше, чем настоящему коммунисту из вышеприведённой скрытой цитаты:)))

В-третьих, суммируя всё ранее сказанное, мы хотим призвать тех читателей, кого сие обсуждение не оставляет равнодушными, не только присоединяться к нему в любое время в комментах к любому из этих четырёх постов – но и отслеживать обстановку в этих постах и далее: как уже говорилось, мы рассчитываем разговаривать долго и обстоятельно.


*****************************

Апдейт:

Внимание!
В обсуждении данного поста уже образовалось ДВЕ СТРАНИЦЫ, скорей всего их количество будет увеличиваться.
Дизайн наших ЖЖ показывает наличие дополнительных страниц не слишком броско – поэтому разъясняем:

В левом столбце на голубом поле столбец, где указана всякая полезная всячина, в числе прочего написано:
"Next Page" ("следующая страница"), если вы находитесь на первой странице,
и
"Previous Page" ("предыдущая страница"), если вы находитесь на второй.
Кликаете по этим словам – и попадаете куда вам надо!

Пт, 4 май, 2012 20:27 (UTC)
hontoriel

Уррааа!
А у меня уже готова порция ответов)
Начинать?)

Пт, 4 май, 2012 20:36 (UTC)
alterristika

Начинай, конечно!:)
Но отвечать мы пока не будем, будем пока читать и отвечать разве что совсем по мелочи.

Народ обрадовался на твою альтерру, ура!:)))

Пт, 4 май, 2012 21:43 (UTC)
hontoriel: Пост 4 часть 1

*на базовом уровне природных предпочтений хайны НЕ ПРОТИВ СМЕРТИ – ОНИ ПРОТИВ СТРАДАНИЯ*
Да, можно и так сказать, но с оговоркой. Смерти как конца жизни НЕЛЬЗЯ избежать. А вот страданий МОЖНО избежать (и нужно).

*Смерть без страдания у них не вызывает таких сильных негативных эмоций, как страдание без смерти. В частности, если смерть удаётся сделать "справедливой", то есть снять страдание жертвы от обиды, от "неуважения", а убийцы – от вины и ответственности за выбор, то смерть становится легитимна, морально оправдана*
Ключевой момент - убийца как раз от вины и ответственности (особенно от ОТВЕТСТВЕННОСТИ!) не освобождается. Его расплата наступит позже, причем НЕСОИЗМЕРИМО МАЛАЯ расплата, что само по себе - дополнительный груз.
«Смерть справедлива, милосердна и не мстительна: она щедро дает в долг и возвращает себе в убыток. Ты за свой срок причинишь много смертей, вольных или невольных, по необходимости и ради излишества. Заплатишь же одной-единственной. Смерть - добрый хозяин, дающий гостю есть вволю, а взамен просящий лишь сухую кость. Если расплата смертью тяжела, то какая же будет легче?»

*Они усматривают меньше разницы между добровольной и насильственной смертью, чем между причинённой и естественной*
А естественная смерть не может быть добровольной в принципе. Это, что называется, самая насильственная из насильственных: от нее не убежишь, ее не убьешь, не упросишь дать еще немного, даже не сможешь выбрать момент - КОГДА... Добровольная смерть может быть только причиненной. Даже если кто-то решает за тебя. Это все равно КТО, а не ЧТО. Его можно видеть, чувствовать. Можно понять. Можно простить. Он услышит тебя (или хотя бы есть такая вероятность). Это живая и понятная смерть, с которой можно говорить на равных. В самый последний и, в каком-то смысле, самый важный момент жизни рядом с тобой не безликое, неизвестное «что», а живой «кто».
В этом и есть суть персонификации смерти через жреца: возможность примириться с неизбежностью, превратить страшное и непознаваемое в родное и знакомое, не-враждебное. Встретиться не с той смертью, которая терзает и мучает (как ящер), не с той, что предательски истощает твое тело (как болезнь), а с той, которая уважает уходящую жизнь и все, что в этой жизни было дорого.

*(Для человека – едва ли не наоборот: многие изобретения человека призваны сохранить жизнь и достоинство ценой определённой меры страдания – от инициаций и болезненных лечебных процедур до пыток и увечий как замене смертной казни*
Почему же - если страдание подразумевает высокую вероятность выздоровления, никто никого не убивает. Иначе могли б дойти до убийства из-за занозы в хвосте))

*В нашей альтерре, скажем, пытка традиционно выступает как мера воспитания и пресечения, призванная заменить казнь*
Хайны эту проблему решали проще (опять же, в силу видовой специфики). Совместно корректируя личность преступника, мягко и постепенно реабилитируя. Но на это требовалось согласие самого преступника, если он не хотел меняться - это его выбор. Тогда уж, извиняйте, казнь.
Насчет вмешательства в личность не надыть - сразу предупреждаю) Пытки - то же вмешательство в личность, насильственное принуждение к добру. Я не возражаю, некоторые мои альтерриты очень любят запытать до светлых чувств в душе...)) Но если есть возможность по-доброму и без ненужной боли - почему нет?

Edited at 2012-05-05 07:18 (UTC)

Пт, 4 май, 2012 21:45 (UTC)
hontoriel: Пост 4 часть 2

*В традиции индейцев пытки пленных – торжественное мероприятие, призванное прославить и увековечить в памяти победителей достойного побеждённого противника.)*
Вряд ли побежденный противник в восторге от такого прославления)

*Грубо говоря, для хайна казнь и эвтаназия, и даже убийство в пищу – это одно, а смерть от болезни и старости, а также жизнь в слабоумии – это другое, и оно хуже. А для человека эвтаназия или жизнь "овощем", или смерть от старости и болезни – это одно, а казнь, убийство в пищу или на войне – это другое, и оно хуже, потому что подразумевает предательство человеком человека (и вообще живого существа) общему врагу ради частного интереса*
Ну, о предательстве я уже много писал выше...
Хайны не представляют смерть как абсолютно враждебную силу. Страшную, трагичную, НЕИЗБЕЖНУЮ, но не враждебную. «Враг» - совершенно оценочное слово, оно не отражает реальности, а только отношение к реальности. Относишься к смерти как к врагу - будешь больше страдать, когда она придет за тобой. Относишься как к другу - будет легче уйти (а уйти все равно придется).
Для хайнов важно
1. Максимально облегчить неизбежное. В том числе 1.1. - прекратить страдание и 1.2. - помочь уйти наилучшим образом, «оформить» смерть достойно (сюда относятся 1.1.- жизнь в слабоумии или белощёким, 1.2. - смерть от старости и болезни. Ну и само собой, общее - эвтаназия).
2. Избежать смерти, когда это возможно (в частных случаях - вылечить больное животное, например, или реабилитировать преступника вместо казни).
3. Не убивать больше, чем необходимо (признавая каждое убийство - убийством равного и родственного, останавливаться там, где заканчивается необходимость и начинается излишество). Граница эта поверяется несколькими методами - «а необходима была бы моя смерть в такой же ситуации?» «а необходима была бы смерть моего друга/брата в такой же ситуации?». Т.е.дальний круг родства поверяется ближним кругом и самим собой. А от самоуправства и самодурства защищает, в свою очередь, постоянный глубинный контакт с другими членами ароса - «а как остальные отвечают на эти два вопроса?»
Сюда - убийство в пищу, ради одежды, за территорию (чтобы построить дом, нужно уничтожить траву и мелкую живность), отчасти казнь.

Edited at 2012-05-05 07:19 (UTC)

Пт, 4 май, 2012 21:49 (UTC)
hontoriel: Пост 4 часть 3

*Люди для себя склонны определять смерть как "общего и последнего врага" – как УНИЧТОЖЕНИЕ ВСЕГО, НИЧТО. Хайны же определяют как общего врага – "вырождение", как РАСПАД ВСЕОБЪЁМЛЮЩЕЙ ЖИВОЙ СИСТЕМЫ. (Отсюда, я думаю, и непреодолимое стремление Харро - Мерраху "чистить миры" от некондиционных элементов, страх "избыточности", "дурной бесконечности" повторений, в том числе повторных рождений.)*
Это более заморочный вопрос... я тут даже почти согласен, но уточнения все равно необходимы. Я не согласен с формулировкой, истекающей из прошлых предпосылок о мистифицированной биологии Эсварры) Но для хайнов действительно страшнее не смерть отдельного существа, а прекращение жизни как таковой. И, что важно, под «прекращением жизни» подразумевается не изменение статуса кво (найден способ существовать вообще без смерти, но мы не хотим), а именно прекращение ЖИЗНИ в мире.
Страх же повторных рождений существовал не сам по себе, а как страх притеснить ЕЩЕ НЕ РОДИВШИХСЯ, закрыть им дорогу в жизнь. В замкнутой системе возвращение старых элементов запрещает появление новых.
Пожил - дай жить тем, кто придет после тебя. Может, они будут лучше и найдут ответы там, где ты даже не искал.
Мерраху же, при всем своем стремлении «чистить», всегда оставлял и миру, и любому существу шанс выстоять, выжить. Потому что никто не должен быть абсолютным судьей, это нарушает принцип ткани мироздния. Создает искусственные, мертвые зоны, когда живое гибнет не в соревновании с потенциально равным (стихией, другим живым), а с абсолютно неравным.

*Для человека (в норме) ПАССИВНО наблюдать страдания и смерть (если жертва воспринимается как "подобный мне") психофизиологически травматично <и далее по тексту до -> Если хайн не чует страдания – вся физиология пробуксовывает, независимо от того, источника ли и правда нет или хайн потерял чувствительность*.
Отчасти это верно. Полагаю, в слишком спокойной обстановке хайн действительно начинает чувствовать «подвох» и развивается невроз. Однако в реальности немного другой тип реакции: чем меньше становится страдания вокруг (т. е. раздражителя), тем острее реакция на каждый отдельный раздражитель.

*А на уровне сознательного выбора и человек и хайн стремятся скорректировать "голос естества". Человек защищает "чужих", сознательно делая их "своими" при всём неудобстве такого выбора. Хайны стремятся делать выбор в пользу сохранения жизни – хотя по природе им бы вполне достаточно пресекать страдание смертью*
Вот с этим никаких разночтений нет - очень даже справедливо отмечено и четко сформулировано, это очень помогает! Спасибо!

*(Я думаю, опыты на животных им были так тягостны из-за того, что пришлось тормозить свою естественную реакцию – прервать страдания смертью или лечением, – заменяя её противоестественной – наблюдать БЕЗ ВМЕШАТЕЛЬСТВА.)*
Да, причем не просто без вмешательства - но еще и причиняя страдания сознательно, для каких-то своих целей. Однако, позволю заметить - без хорошо развитой биологии как науки (со всеми сопутствующими экспериментами на живом) выращивание искусственного мяса невозможно. Получается, что для решения проблемы кормовых зверей (которая с грехом пополам все же решается через равенство) нужно было все равно пройти через пытки других животных, где ни о каком равенстве и компенсации для жертвы речи не шло.

Edited at 2012-05-05 07:20 (UTC)

Пт, 4 май, 2012 21:50 (UTC)
hontoriel: Пост 4 часть 4

*Основное противоречие будет выглядеть так: хайны против страдания – но не могут нормально существовать без того, чтобы его чуять. То есть в абстрактном пределе, когда они устранят всё страдание вокруг – то станут сами безумно страдающими существами. Им остаётся только желать, чтобы страдание не прекращалось – но они же против страдания, и такое желание противоречит нравственным понятиям*.
Да, это действительно серьезное и опасное противоречие. Однако для хайнов в этом вопросе все довольно очевидно. Они не считают себя уникальным, избранным и незаменимым видом. Постоянно культивируемое в обществе чувство ответственности и ДОЛГА перед жизнью, КОТОРЫЙ НЕВОЗМОЖНО ОПЛАТИТЬ ЦЕЛИКОМ, в конце концов приведет хайнов к выводу, что если страдание будет действительно устранено, а они, как жрецы сострадания, окажутся миру не нужны (и даже опасны из стремления находить страдание, чтобы его исправить), то лучший выбор для них - перестать существовать, если невозможно приспособиться к ЛУЧШЕМУ миру. То есть, в противопоставлении мира без страданий и мира без хайнов хайны однозначно за первый вариант и готовы пожертвовать своим собственным существованием (таким образом, расплатившись с миром по всем счетам).
Уже значительно позже, в Мирах Сотворенных похожую дилемму похожим образом решил для себя Тархарэ (когда (и если) окончатся все войны, орудие войны (т.е. сам Тархарэ) должно быть уничтожено вместе с ними).
Это не просто мысли отдельных хайнов-идеалистов, это концепция, которая глубоко естественна, правильна, справедлива и созвучна мировоззрению хайнов вообще.

*Второе, более частное противоречие – из двух способов прервать страдание один равноценен другому для системы, но не для самого существа. Если раньше можно было спокойно применить смерть, то теперь живое существо само предпочитает жизнь, личное бытие, поскольку с появлением разума и индивидуальности жизнь вида перестала совпадать с жизнью индивида. Бытие Эсварры как организма стало значить для КАЖДОГО существа (и хищника, и жертвы) МЕНЬШЕ, чем собственное бытие*
Да, в общем, иначе-то никогда и не было. С самого появления жизни смерть для КАЖДОГО существа была трагедией. Личной смерти нет только в условиях картонной декорации. Так что с этим противоречием хайнам пришлось столкнуться с самого начала.

*Поэтому "автоматический, по дефолту" выбор хищника означает уже не благо Общности, а только его частное благо. Смерть в целом ряде отношений удобнее, в том числе и кормит самих хайнов, но жизнь желанней самому существу, и нравственность не позволяет это игнорировать*
Они ж и не игнорируют. И, насколько возможно, стараются не забирать жизнь для излишеств.

Edited at 2012-05-05 07:20 (UTC)

Пт, 4 май, 2012 21:51 (UTC)
hontoriel: Пост 4 часть 5

*Как способ разрешения этих противоречий (и в самой природе хайнов, и между природой и сознанием), как путь снижения моральной ответственности, возник культ – не культ смерти, но и не жизни, а КУЛЬТ ИЗБАВЛЕНИЯ ОТ СТРАДАНИЙ как несомненного блага*
Вот чего-чего, а пути снижения моральной ответственности точно не было. Напротив, если смотреть на историю хайнов, на генеральный путь развития (не принимая пока во внимание ошибки, естественные для истории цивилизаций), то можно заметить последовательное повышение и завышение ответственности перед другими живыми. От практически черно-белого восприятия мира (хорошие эмпаты, плохие ящеры) и убийства страдающих, чтобы не создавали дискомфорт, до обучения ящеров и других неэмпатичных хищников более гуманным методам охоты (в том числе через разработку и создание тренажеров для их детенышей, чтобы не играли с живой жертвой), до готовности пожертвовать не только своим комфортом, но и свой жизнью для спасения другой жизни, необязательно представителя своего вида. До полного разрушения видовой самоидентификации как повода для конкуренции с другими видами, и осознанной готовности в любой момент уступить дорогу «лучшему поколению» - необязательно поколению хайнов. Именно нагнетание ответственности привело к угасанию инстинкта самосохранения на видовом уровне. Даже после катастрофы, когда все, что создали хайны, рушилось на их глазах, когда стало очевидно, что растет явно не «лучшая смена», многие находили утешение в мысли, что их подход к биосфере Эсварры был ошибочным, и, возможно, без хайнов мир станет лучше.
В позднем Альянсе самоубийства и переход на овощную диету с целью спасти жизнь кормовым зверям (тем, кого забирали поверх старых и больных) стали хоть и не масштабной, но проблемой. Впрочем, какие-то работы в сторону искусственного мяса, покрывающего «лишние убийства», тоже потихоньку велись. Возможно, технология где-то уже и применялась экспериментально, но катастрофа все обрушила.
Все это мало соотносится с культом непогрешимости и несомненного блага. А избавление от страданий - все-таки благо, и без всякого культа. Я бы обозначил кредо хайнов иначе - «предотвращать ненужные страдания и неоправданные смерти».

*Абсолютным благом, не подлежащим критике и оценке, является существующий миропорядок (А НЕ ЖИЗНЬ)*
Не соответствует реальности - хайны очень даже меняли миропорядок, чтобы сохранить жизнь, причем эти изменения шли по нарастающей. Например, отказавшись от истребления непохожих после той единственной попытки с ящерами, стали обучать неэмпатичных хищников охотиться более гуманно. Корректировали поведение животных с повышенной агрессивностью. Так что во времена геноцида ящеров, конечно, хайны действительно вильнули в сторону всего нижеописанного, но уже тогда это вызвало неслабый раскол в обществе и несколько масштабных войн. Отнюдь не все были за истребление, и многие защищали бывших врагов - ящеров - с оружием в руках.
И надо учитывать, что это произошло на этапе становления цивилизаций, во времена, аналогичные первобытно-общинному строю. Это во-первых. А во-вторых, само общество хайнов (в планетарном масштабе) все же неоднородно. И были племена с отличными от Альянса и прочих прогрессоров традициями, в том числе и культами. И если одни культурные различия и обычаи мировым сообществом хайнов поощрялись и принимались, то некоторые пресекались при первой же возможности (как раз вот эти самые культы, потому что вредили всей общности).

Edited at 2012-05-05 07:21 (UTC)

Пт, 4 май, 2012 21:52 (UTC)
hontoriel: Пост 4 часть 6

*Отдельные части, в том числе живые существа, даже и разумные, имеют ценность и хороши в той мере, в какой являются существенными частями этого порядка и способствуют его сохранению, то есть полезны*
Нет, завязки на «пользу» нет. Отношение может «вилять» в сторону личной пользы хайнов (как с животными для экспериментов), но тогда самих хайнов от этого колотит и ломает... А так называемый «мировой порядок» - вещь еще более абстрактная и зыбкая, чем собственная польза, и как оправдание - вообще никудышная. Завязка может быть на конкретную пользу для кого-то «здесь и сейчас». В ситуации с ящерами эта польза представлялась для их добычи, а не для мировой гармонии.

*Жизнь и смерть равно необходимы для поддержания статуса кво и поэтому равноценны, несмотря на противоположный эффект для живых существ*
Жизнь абсолютно ценна, а смерть НЕИЗБЕЖНА. И, вероятно, необходима. Вероятно - потому что и сами хайны были в поиске ответа: видели глубокую взаимосвязь смерти с жизнью, но не были уверены, что эту связь невозможно разорвать. Бороться со смертью на том этапе развития не представлялось возможным, но бороться с отдельными ее проявлениями, точно не необходимыми - вполне можно и нужно.

*Философия культа предлагает множество примеров на тему, как будет плохо, если из мира убрать смерть.*
Скажем так: были здоровые сомнения, что исчезновение смерти как таковой сделает мир лучше. Страх необдуманных шагов. А так, хайнам вообще свойственно сомнение как естественное состояние разума. Есть какие-то «якоря», чтобы сознание не скатывалось в безумие, но сомневаться в любых идеях и подходах, в правильности своего мировоззрения для хайна совершенно нормально.

*Инициатива (как потенциальная угроза миропорядку) сохранить жизнь воспринимается более настороженно, чем инициатива применить смерть*
Отнюдь. Но сохранить жизнь можно по-разному. Можно в принципе найти другое решение проблемы и не убивать вообще, а можно пожалеть одну жертву и вместо нее найти другую, потому что все равно надо, а у той первой глаза красивее (вкусовщина). Естественно, второй вариант воспринимается ГОРАЗДО более насторожено, чем решение все-таки применить смерть, а не поддаваться на жалость (чтобы потом все равно скомпенсировать жалость убийством).


Edited at 2012-05-05 07:22 (UTC)

Пт, 4 май, 2012 21:54 (UTC)
hontoriel: Пост 4 часть 7

*Абсолютным злом объявляется страдание (А НЕ СМЕРТЬ), которое применительно к жертве опознаётся преимущественно в одной форме: физическая боль, физический дискомфорт, а применительно к убийце – ещё и в форме моральных страданий*
Ну, начнем с того, что абсолютного зла для хайнов нет в принципе, они не слишком любят мыслить абстрактными категориями. Это, кстати, даже на уровне лингвистики отражено. Т. е. они понимают общность похожих предметов, но в любом случае видят их индивидуальность. Совершенно абстрактных понятий у хайнов нет ни в языке, ни в мышлении. Есть условно-абстрактные. Но это отдельная интересная тема (в институте делал доклад по языкознанию как раз на тему хайновских (тогда еще луарилльских, но верно и то, и другое) наречий.
Далее: смерть воспринимается как то, чего в пределе избежать НЕЛЬЗЯ. Страдания избежать МОЖНО. И то, и другое для каждого живого существа нежелательно, но бороться имеет смысл с тем, что можно победить. В случае смерти - можно бороться за продолжение жизни, но если жизнь по каким-то причинам уже исчерпала свой ресурс, то можно дать лишь смерть без страдания.
Что касается страданий как физической боли: нет, не соглашусь. Просто моральное страдание легче «выправить» до совместимого с жизнью, а физическое может означать явный приговор. Не могу сказать, что хайны были прямо планетарные психологи, но мимо душевных мук тоже не проходили. И утешать умели. То, что на этом у меня почти не акцентируется внимание, так это потому, что редкие душевные страдания (кроме явных психических отклонений или очень сильных душевных травм) приводили к смерти жертвы, в отличие от физических увечий и болезней.

*Борцами со страданием являются хайны и лионары. Они могут применять для этой борьбы (и в её рамках для поддержания собственной жизни) смерть, и это легитимно, то есть не должно ощущаться как вина*
Тем не менее, это всегда ощущается как вина. Неважно, насколько конкретная смерть необходима, она остается смертью, неотменимой и непоправимой для конкретного живого существа. Как же тут отбросить элемент вины? Это легитимно лишь в том смысле, что необходимо для поддержания своей жизни или для избавления умирающего от лишних страданий. Вместе с тем эта «легитимность» неразрывно связана с накоплением ответственности, накоплением вины, которую нельзя полностью искупить даже собственной смертью.

*Но страдание они не должны нести – ни физическое, ни психологическое, ни жертве, ни себе как элементу общей системы, ни зрителям-соучастникам*
А разве ж должны? В довесок к одному неизбежному и трагичному - смерти - нести еще и страдания, которых как раз ГАРАНТИРОВАННО можно избежать? К одной вине прибавлять еще вторую (у которой еще меньше оправданности)?

*Поэтому культовая традиция строго следит, что бы всё было "честно и достойно", а не то будут страдания от обиды и невнимания. Поэтому жрец должен быть в хорошей форме, чутко реагировать и не иметь преимуществ, не пользоваться своим привилегированным положением для получения удовольствия помимо канона, а то будет "нечестно"*
Не совсем понимаю смысл понятия «получение удовольствия» в данном контексте... поэтому ответить пока не могу.

Edited at 2012-05-05 07:23 (UTC)

Пт, 4 май, 2012 21:58 (UTC)
hontoriel: Пост 4 часть 8

*Важнейшим понятием в культе является ЭМПАТИЯ (обозначаю это КУЛЬТОВОЕ понятие капслоком – ЭМПАТИЯ – с целью отличать его от эмпатии как психофизиологического явления). ЭМПАТИЯ – это не свойство поднастройки в земном понимании, не эмоциональная телепатия.*
Во-первых, все написанное про культ могло бы быть верным, только если исключить первоначальную эмпатию хайнов. Я недаром очень подробно ответил тогда в комментариях, почувствовав, что ухватил важную нить. Приведу еще раз свои соображения на этот счет.
Полноценная эмпатия - это два направленных навстречу друг другу вектора. Восприятие чужих ощущений как своих и проецирование своих ощущений на других. Если работает только один вектор, то получается тот или иной перекос. В первом случае - "паническая эмпатия", принесение в жертву своих потребностей и любых целей, даже вполне здравых. Во втором, когда проецируешь свое вИдение на другое существо, начинаешь думать, что лучше знаешь, как для него хорошо.
Любой из векторов в-отдельности - это разговор в одну сторону, монолог. Если работают оба вектора - это диалог, в котором собеседники слышат друг друга. Могут не соглашаться друг с другом, но четко и честно осознают, где чьи интересы. В конфликтной ситуации эти интересы учитываются, хотя не из всех конфликтов обе стороны могут выйти живыми.
Если все "по честному", то есть, обе стороны уважают чужое "я" не ритуально, не на словах, а искренне - тогда ответственность убийцы огромна: он должен отныне оправдывать цену, которой оплачена его жизнь. Он не может распоряжаться своей жизнью праздно и наплевательски, потому что теперь она _не только_ его собственная.
Не может быть никакого "жертва" и "хищник" в-отдельности (по крайней мере, для хайнов). Именно разделение этого неделимого, на "свои" и "жертвы" интересы ведет к искажениям. Когда один из двух взаимонаправленных векторов акцентируется, а второй отодвигается, как лишний. Для хайнов важно совершенно четкое понимание со-страдания: ты причиняешь страдания ровно в той же мере, что и чувствуешь их. Как ты страдаешь от чужой боли/смерти, так и другие страдают от твоей. Как ты убиваешь, чтобы жить, так и тебя могут и имеют право убить, чтобы спасти собственную жизнь.
Разрыв этой связи с любой стороны (неважно, для чьего блага, хищника или жертвы), любое отделение себя-хищника от другого-жертвы или себя-жертвы от другого-хищника даже с САМЫМИ БЛАГИМИ целями ведет к разрушению понимания в принципе, к монологу вместо диалога.
Подытоживая: при равноработающих векторах и постоянном диалоге невозможна догматичная ритуализация, она просто не сможет существовать. Невозможно создать культ сострадания и культ эмпатии (и вообще какой бы то ни было КУЛЬТ, если оба вектора работают, как надо. И у хайнов с обоими векторами было все в порядке.
Культ подразумевает механическое повторение раз и навсегда закрепленных ритуалов. Ответы уже найдены, и лишь слабо варьируются от случая к случаю. Это превращение в ПРИВЫЧКУ, а привычка не позволяет принимать решение «на свежую голову», глушит попытки критически оценить ту или иную догму (естественная аксиома это или все-таки искусственная догма?)
Если же эмпатия работает как надо и в обе стороны, то формирование привычки НЕВОЗМОЖНО. Эмпатия - каждый раз новый разговор с новым существом в новых обстоятельствах. Это требует большого интеллектуального ресурса, ну так во время работы жреца в его распоряжении коллективный интеллектуальный ресурс всего ароса. Еще одна причина, кстати, чтобы все черные и серые присутствовали лично и в одном месте.

Пт, 4 май, 2012 22:01 (UTC)
hontoriel: Пост 4 часть 9

*Это чисто культовый символ, обозначающий связь с Миропорядком (шире, чем с жертвой)... *
Ни в коем случае! Нет никакого «миропорядка» между жрецом и его жертвой, нет никакой абстракции между двумя реальностями. Третий - лишний. Тем более, если третьим «вписывается» какое-то умозрительное построение.

*...то есть доступ к истине, и означающий что совершители культа имеют право как угодно обращаться с живыми существами, забирать у них жизнь, причинять им моральные страдания, потому что наличие ЭМПАТИИ это порука правильного образа действий, гарантия того, что все плюсы и минусы будут взвешены беспристрастно и будет совершено действие в интересах ВСЕОБЩЕЙ ЖИЗНИ. *
«Служители культа» имеют право убивать, не более того. Убивать не «просто так», а в определенных обстоятельствах. Жрец отнюдь не застрахован от ошибки, более того - непризнание этой ошибки, попытка притянуть ошибку за уши к необходимости может оказаться фатальной для развития всего ароса, не говоря уже о личности жреца. Свернуть с пути естественной эмпатии в сторону закрепления догм и их «морального оправдания» - значит, идти путем разрушения естественных связей между жрецом и аросом, между гражданами ароса, между хайнами и другими животными. Для хайнов это еще и путь вырождения разума, примитивизации мышления, социальной деградации. В принципе, такое вполне могло случаться в истории и, скорее всего, случалось, даже неоднократно. Но такие аросы были вырождающимися, отщепенцами. Как остановившиеся в развитии племена каннибалов или пигмеев.
Про интересы всеобщей жизни я уже писал выше - для хайнов это голая абстракция.

*Моральное оправдание основано на постулате, что если жрец физически ощущает то же, что и жертва, то это развязывает ему руки, независимо от того, насколько реальны были его усилия избежать этого убийства.*
Если жрец ощущает то же, что и жертва, и признает ее РАВНОЙ (а это обязательное условие), то он естественным образом будет стремиться избежать ненужной смерти. Но если избежать убийства нельзя (в принципе нельзя, по любым причинам), то жрец не должен проявлять жалость (не путать с состраданием).

Пт, 4 май, 2012 22:03 (UTC)
hontoriel: Пост 4 часть 10

*Под СОСТРАДАНИЕМ понимается, если обобщить данные, способность и обязанность жреца отслеживать нюансы переживаний жертвы и вникать в них, но не для того, чтобы по возможности выполнить волю жертвы, а для того, чтобы временно идентифицировать себя с жертвой (служение частями Целого) и зафиксировать их в своей памяти (служение временным накопителем)*
Насчет «выполнить волю жертвы» - не все так просто. Конечно, вряд ли доходило до такого, как у вас в служении Грифонов... но если у жертвы было какое-то острое нереализованное стремление, помимо «просто пожить еще немного», то помощь жреца и ароса вполне имела место быть. Скажем (у животных-то потребности относительно простые), позаботиться о детенышах, если их мать была ранена или заболела, и ее пришлось добить. Вообще, если жертва волновалась за чью-то еще жизнь, кроме собственной, о той жизни по-возможности заботились. У меня нет оформившихся примеров из жизни хайнов, но из истории Харро-Командора, уже в Мирах Сотворенных, есть.
Если это обсуждение читает кто-то, кто читает «Черныша» и ждет продолжения, отвернитесь, ибо спойлер!!!
Собственно, ситуация, в которой Харро с отрядом наталкивается на одного из Защитников (Снега), который в этот момент с другом-человеком. Что тут сказать - попался Смерти, так уж попался, ничего не попишешь (а у Харро сохранилась страсть к поединкам с крупными кошачьими - тень ритуальных боев с лионарами). Но Харро дает слово отпустить человека (хотя нет никаких обстоятельств, вынуждающих его дать такое обещание, кроме как ради самого Снега, чтобы его жизнь не закончилась отчаянием и страхом за друга). Слово свое, естественно, сдерживает.

*Мне кажется, как раз наоборот: жертва с этого не имеет ничего ощутимого, а вот жрец и вся община, как раз наоборот, имеет все требуемые вещи: ритуал провели, практическую потребность утолили (голод, тревогу, искажение ментального поля из-за психов), физиологическую неудовлетворённость обманули (так как символически изобразили прежние "эдемские функции" хайнов), совесть успокоили (так как отняли жизнь со всяческим уважением, а не абы как)*
Ну, повторюсь, что «успокоить совесть» для хайна невозможно. По большому счету, столь сильный груз, постоянный стрессообразующий фактор стал выносим именно за счет того, что его брала на себя вся общность, никто не оставался один на один с этим грузом вины.
Насчет того, что имеет жертва. Думаю, нельзя тут под одну гребенку. Во-первых, жертвы каждый раз - отдельные личности, а не какое-то безликое общее понятие. Можно разделить на некоторые относительно цельные группы (что я сейчас и буду делать), но даже в этих группах интересы будут варьироваться.

Продолжение новым комментарием.

Пт, 4 май, 2012 22:05 (UTC)
hontoriel: Пост 4 часть 11

1. Сами хайны (темные). Старые, больные, а также отказывающиеся от жизни по разным причинам. При этом, что называется, в здравом уме и твердой памяти. С этими все понятно. Они глубоко «в теме». Они получают ровно то, чего ждут, чего хотят сами. Это, возможно, единственная ситуация для жреца и ароса, когда эмпаты ВСЕМ ДОВОЛЬНЫ. Чувство вины в этом случае минимальное.
2. Хайны - жрецы, ученые, военные. С этими тоже все относительно ясно. Их смерть не то, чтобы совершенно добровольна и по их желанию, но, во-первых, они получают такую же смерть, что и «мирные» хайны, а во-вторых, выбрали этот путь изначально. «Кто взял в руки меч, тот должен быть готов погибнуть от меча, и это справедливо». Сюда же относятся преступники (обычно их вина так или иначе связана с самовольным и неоправданным убийством). Опять же, это сознательная взаимная договоренность. Вины больше, чем в первом случае, но не критично.
3. Старые и больные кормовые звери (чей срок уже все равно подошел). Во-первых, они и сами эмпаты. Худшие эмпаты, чем хайны и лионары, потому что используют свою способность не для развития разума и более плотного взаимодействия в группе, а как еще один орган чувств для определения хищников и их намерений. Но в общем и в целом, чувствуют друг друга неплохо. Способны осознавать (в меру своего мышления) страдания и смерть сородичей. Понимают, что «естественная» агония (которая может длиться часами) или зубы ящера - довольно неприятный конец жизни. Им довольно легко объяснить, что смерть от рук жреца по сравнению с такими альтернативами - благо. Конечно, для них это не совсем добровольное согласие, поэтому такое убийство - уже убийство в полном смысле этого слова, и вину уже нельзя не признавать.
Однако стоит помнить: жертва при неизбежности смерти как таковой из двух возможных получает более гуманную. Если человека поставить перед выбором, скажем, сожжения заживо или выстрела в голову (при невозможности вообще избежать смерти), вряд ли он выберет первое...
4. Те кормовые звери, которых убивают раньше их срока, по собственной необходимости хайнов. Здесь уже со всем основанием можно говорить об отношениях «хищник-жертва», о которых в основном спор и идет. Ведь для жертвы в данном случае альтернатива не «смерть мучительная против смерти гуманной», а «смерть гуманная против жизни». Что получают хайны - в данном случае понятно. Что получает сама жертва?
Понятное дело: знание, что ее убивают по необходимости, ей самой особого облегчения не приносит. Разве что в том смысле, что через открытое общение с жрецом жертва может убедиться, что это действительно необходимость, а не излишество, без которого можно обойтись. Отчасти помогает осознание, что если бы ее поймал, скажем, ящер - было бы ЕЩЕ ХУЖЕ. Но ведь ящер мог и не поймать...
Здесь, конечно, абсолютной компенсации быть не может. Здесь потребность хищника в пище побеждает потребность жертвы жить. Это факт.

Пт, 4 май, 2012 22:06 (UTC)
hontoriel: Пост 4 часть 12

В то же время хищник берет на себя обязательства: 1. убить как можно более гуманно, причем эта гуманность должна касаться не только физического плана, но и личных переживаний жертвы; 2. позаботиться о тех, к кому животное было привязано при жизни - о его потомстве, например; 3. дать жертве почувствовать, что ее жизнь равноценна жизни хищника, и ее убивают не потому, что она в абсолютном смысле хуже/слабее хищника, а потому, что в этот момент именно таким образом сложились обстоятельства; 4. часто практикуется со стороны жреца предложение жертве, которое вкратце можно сформулировать так: «я не могу оставить тебе жизнь (должен забрать ее ради своего ароса), но если ты хочешь, ты имеешь право забрать мою в качестве компенсации». Т. е. жертве предлагается возможность отомстить за себя или проявить великодушие. Это ставит ее в равное положение с хищником и подтверждает изначальное братство. Об этом еще будет подробнее, здесь я только вкратце обозначил.
И, наконец, пятое: обычно выбираются самые старые животные, либо же увечные (те, кто может наслаждаться жизнью в меньшей степени, чем его сородичи). Своей смертью такая жертва спасает тех, кто имеет больше сил жить, еще меньше готов умереть. В том числе родных по крови (выросших потомков, однопометников и т. д.). Иногда это даже добровольный выбор: жрец общается со стадом, образуя эмпатическую общность, и некоторые животные, достаточно умудренные опытом для такого решения, идут на самопожертвование, чтобы защитить других. У этой едва наметившийся, весьма зыбкой традиции было богатое продолжение в Луарилле, но об этом как-нибудь потом...
5. Ящеры, птицы, белощёкие и другие неэмпаты.
В зависимости от обстоятельств (убийство по необходимости для ароса или убийство из сострадания к жертве), все в целом похоже на пункты 3 и 4. Кроме того обстоятельства, что не-эмпаты изначально не входят в общность, и жрецу приходится приложить гораздо больше усилий для установления диалога.
6. Черные и серые хайны с патологическими изменениями психики. Пожалуй, самая сложная категория. Если сам хайн понимает, что с ним что-то сильно не так, все относительно просто - как в пункте номер 1. Если же нет - это считается самым тяжелым убийством для жреца и ароса: из-за изначальной дефективности психики жертвы диалог невозможен или слишком искажен.
Для всех перечисленных случаев имеется также вероятность возвращения хотя бы части личности и памяти в новых рождениях.

Кстати, по ходу обсуждений еще поступил интересный вопрос от atanata: «Почему не усыпляли жертву? Тихо и безболезненно».
Тут тоже много причин.
Во-первых, жрецы обучены убивать практически без боли и заглушать предсмертную боль своей волей, а усыпление тоже не дает стопроцентной гарантии отсутствия страданий. Так что в принципе методы равноценны.
Во-вторых, жрецы вообще не доверяют орудиям убийства, которые не могут контролировать напрямую (не пользуются огнестрелом и прочими дистанционными видами оружия, не используются виселицы и даже удавки, а также яды). Ритуальный кинжал жреца - продолжение его руки, жрец полностью управляет им и в полной мере отвечает за СВОИ действия.
В-третьих, это считается не совсем справедливым по отношению к жертве: сон подразумевает пробуждение, смерть - окончательный финал. Усыпление - в некотором роде обман и даже воровство (смерть, как и рождение, бывает один раз, и для живого существа важно осознавать, что с ним происходит в последние мгновения).
В-четвертых, погружение в сон не дает столь же ярких переживаний, которые становятся «личным идентификатором» конкретного индивидуума. Этот идентификатор необходим для сохранения хотя бы части личности в общем инфо-поле и последующего возрождения.
В-пятых, конечно, некоторая традиция...

Пт, 4 май, 2012 22:10 (UTC)
hontoriel: Пост 4 часть 13

*Ощущение довольства воспринимается как подтверждение собственной правоты "Мы довольны – значит, и все довольны, поскольку мы – эмпаты".*
Я определенно не назвал бы это чувство «довольством». Даже не назвал бы удовлетворением или облегчением. «Смерть по правилам» не успокаивает совесть, не убирает чувства вины, не отменяет сам факт смерти, но несколько примиряет с этим фактом. «Эта смерть была не хуже, чем я хотел бы для себя. Хотя бы так». Забрать чужую жизнь - это всегда вина, всегда ответственность, и радоваться какой-то «правоте» может только безумец.

*То есть "СОСТРАДАНИЕ" – ритуальная функция, имеющая смысл ТОЛЬКО для пребывающих в пределах этого культа: жреца и членов ароса*
Отнюдь. То есть, природа, естественно, вполне может обойтись без хайновских заморочек. Но природа может обойтись много без чего - «Система» терпит и ящеров, и пауков, чья добыча медленно переваривается живьем... и даже ос-наездников, откладывающих личинки в живого паука... «Системе», по сути, глубоко до лампочки, умрет старый олень вот так -  http://www.youtube.com/watch?v=5dtWzdqMQN0 , или же быстро и без агонии. Сострадание как таковое (без кавычек и капслока) необходимо, в первую очередь, способным на него существам. Они, в свою очередь, ПРИМЕНЯЮТ его не только к себе подобным, но и к существам менее сострадательным. Уже вмешиваются туда, где раньше спокойно обходились без них. Уже не так уж нужно их сострадание. А «Системе» оно вообще не нужно.
Так что вопрос тут ставится иначе: замыкаться внутри своего вида или взаимодействовать со всей жизнью. Если первое - взятки гладки, внутренние дела. Если второе - то без ошибок и перегибов точно не выйдет. Не ошибается тот, кто ничего не делает.

*Им это необходимо, чтобы привести в согласование необходимость (реальную или воображаемую) отнять жизнь и представление о ценности жизни*
Полностью привести две эти вещи в согласование хайны так и не смогли. Институт жрецов - не застывший символ «сострадания», а постоянный живой поиск лучших способов взаимодействия с другими живыми существами.

*"Но ведь и в прошлом подавляющее большинство считало сжигание ведьм гуманным мероприятием, против которого может выступать лишь невежда: ведь оно не только защищает людей от нечистой силы, но и полезно для самой жертвы, чья душа спасается, очистившись в огне."*
Это как раз последствия излишнего доверия абстракциям. Кто по-настоящему видел/чувствовал нечистую силу? Кто видел/чувствовал ее проявления от конкретных ведьм? Кто напрямую, живыми ощущениями, эмпатически чувствовал очищение души ведьмы, сгорающей в огне? Если бы умозрительные заключения о нечистой силе и очищении ведьм могла подтвердить сама ведьма (с того света, ага) или такой свидетель, который переживал ее ощущения как свои собственные до самого конца, тогда сожжение ведьм как практика имело бы право на существование. Однако вполне очевидно, что это были фантазии инквизиторов без связи с реальностью и реальными чувствами ведьм.
Так что хайны «сожжением ведьм» не занимались. Тут совсем мимо.

Пт, 4 май, 2012 22:11 (UTC)
hontoriel: Пост 4 часть 14

*СОСТРАДАНИЕ имеет логические обоснования, если считается, что сохранение памяти о жертве не даёт жертве исчезнуть окончательно из жизни (хотя мне, например, не ясно, насколько сохранение памяти жрецом гарантирует лучшее по сравнению с другими сохранение живой сущности этой жертвы – её духа, души, разума, черт характера и пр.)*
Очень интересный, кстати, вопрос. Я не могу гарантировать, что сохранялись вот именно душа-дух, но черты характера и разум очень даже сохранялись. Причем они слабо проявлялись в «пассиве» информации, зато отлично проявлялись в рождении существ с памятью и чертами характера некогда умерших. Механизм этого явления таков: жрец, стремясь сблизиться с жертвой, узнать о ней, понять ее личность и запомнить, как бы запечатлевает живой образ, «слепок», в своей памяти. Вместе с жрецом это запечатление производит весь арос, хотя и не так ярко, но более многогранно, что ли. И, соответственно, информация в итоге отпечатывается в «коллективном бессознательном» эмпатов (не только собственно хайнов, но вообще всех чувствительных животных). Дальше вообще не берусь судить, что происходит. Но мертвые возвращаются не только «в одиночку», но и «сцепкой» - например, жрец и его жертва, особенно если жертва «утащила» жреца за собой (об этом «утаскивании» чуть ниже). И хотя роли обычно те же самые, другое стечение обстоятельств приводит не к полному повторению прошлого, а к возможности исправить это прошлое, что-то изменить. Так, например, Харро, Хонториэль и лионар Вэл-Хар жили дважды. В первом рождении Харро быстро потерял Хонториэля (случайная встреча, временное пересечение линий жизни) и в ритуальном поединке убил Вэл-Хара, к которому был сильно привязан. Во втором рождении Хонториэль создает Миры Сотворенные, а Харро - Мерраху. И только за счет поддержки друг друга они смогли довести свою работу до конца, не погибнуть в общем хаосе. В бою с Вэл-Харом Харро не смог убить лионара, и тот тоже отказался сражаться. Оба остались живы, их отношения укрепились и развивались дальше.
Такие повторные рождения в целом не были редкостью, в том числе и для кормовых зверей, и даже для ящеров.
Что же касается «лучшего, по сравнению с другими», то в целом у жрецов очень сильная воля, позволяющая вытянуть и запечатлеть гораздо больше, чем мог бы простой хайн. До самой глубины пробирает. Что отнюдь не означает, что остальные хайны не могут вносить свой вклад. Все яркие привязанности так или иначе отпечатываются в общем поле. Что характерно, на сохранность и повторное воплощение влияет не столько личность самого повторно воплощаемого, сколько яркость его восприятия другими членами ароса. Полностью объяснить этот феномен пока не могу.