alterristika (alterristika) wrote,
alterristika
alterristika

Category:

Приложение-примечание (13а): Папа Юра и мой путь на ЗА

Прежде чем выложить следующую, 14-ю, главу "Трёх Парок" – кладу сей небольшой пост в качестве примечания (хотел было вбить его примечанием прямо в главу, но раздумал, пусть лучше будет отдельно, перед ней.)


***********************

В обсуждении приложения к одной из первых глав я сформулировал ответ на вопрос, почему мы с Папой Юрой не говорили про ЗА прямо и открыто, хотя наши отношения были исполнены глубокого доверия:


"К тому времени, как я уже из последних сил искал путь домой и наконец нашёл, Папа Юра был уже в настолько нересурсном состоянии, что нам с ним обоим было ясно – он никуда уже со мной пойти не сможет, и лишнего про меня знать... ммм... не то чтобы не хочет – но полагает, что лучше не.

Где был в силах – там приносил мне книги про межмировые пути, в видах моральной поддержки и вообще...

... у меня всю дорогу на означенную тему высвечивал примерно такой образ, что мы с ним скованные одной цепью узники, что он помогает мне готовить побег, а сам остаётся прикрывать отход, ему не отковаться, да он и хочет вложить двойное усилие в мой побег – и что в этом смысле чем меньше он будет знать о том, куда я бегу, тем спокойнее ему на душе за меня...

Он чётко держался того, что он тут меня прикрывает с тыла – и ему не следует знать лишнего на случай, если он окажется захвачен в плен, образно говоря! Хотя никакого реального наполнения для ужасов у нас с ним не было.

Быть может, Папа Юра представлял себе ситуацию, которая привела к моей драме ("Зеркало сумрачных вод") – и со своей стороны полагал, что беда началась оттого, что я сказал посторонним лишнее насчёт важной личной тайны, сказал то чего посторонним не говорят (если вспомнить книги, которые читали наши старшие, "Чёрную курочку" там и прочее, можно такое себе вполне представить) – и помимо всего прочего хотел меня уберечь от повторения такой же беды? – чтобы не оказалось, что я опять расскажу лишнее, и будет беда – что даже он сам может оказаться не тем, кому _можно_ рассказывать...

Он всегда, всю жизнь, до самого конца, старался прикрыть меня (нас) – собой."

(из комментов вот здесь)


Отдельно добавлю к этому вот что.

"Хотя никакого реального наполнения для ужасов у нас с ним не было." –
говорю я выше, забывая, что не то чтобы уж совсем-совсем не было:(

Когда наш с Татой "эскапизм" возбудил прицельное внимание ряда взрослых, составивших альянс против детского общения с "преступными призрачными мирами" – Папа Юра выступал своего рода Штирлицем, развёрнутой к нашим врагам стороной демонстрируя "нет, я лоялен, но я не в курсе – я так лоялен, что ничего не знаю, настолько лоялен, что даже и знать не хочу!" – а развёрнутой к нам упорно сигналя "за вами охота, на время замрите, слейтесь с фоном, задержите дыхание пока не минует беда!"

"Когда терапия бессильна, применяется хирургия! – громогласно чеканил Папа Юра, чтоб хорошо было слышно Маме Зое за стенкой. – Врачи душ человеческих своё дело знают! Мы, мировая жандармерия, бдим и не дремлем! Учти, мы всегда начеку!" –
а широко раскрытые глаза одновременно приказывали и умоляли:
"замри – отползай – замри – отползай – замри, замри, замри!.."

Было отчаянно страшно от этой двойственности, жуть шевелилась холодом в животе, хотелось свернуться и скулить – но всей прожитой жизнью я знал, что он на моей стороне, что даже действуя по-своему, вопреки его советам, я имею твёрдую в нём опору – он сделает всё, что будет в его силах, он не тюремщик, он узник, он мой брат.

Беда миновала, хоть мы и не старались задержать дыхание, даже наоборот – мы жарко отстаивали своё право быть собой, быть вместе, быть в горячо любимом нами мире – можно сказать, без малого пропагандировали альтерризм, хорошо хоть прямой статьи в тогдашнем УК за альтерризм не было:)

"Мама в очередной раз принялась допытываться, почему нам так важно часто встречаться, что мы такое срочное вместе делаем? – воспользовавшись оказией, я пошёл ва-банк и стал объяснять про Конгрегацию Разведчиков, про межмировые пути, про место, где идёт война, где нас ждут, где корень и якорь моего сердца… Мама смотрела всё более и более странно, почти как учителка по ходу рассказа про Маленький Народ, но никакой бедой дело не кончилось. Продолжая отсылку на "Зеркало" – теперешняя Мама Зоя отреагировала как тогдашняя Ирина Николаевна, а не как тогдашняя-она-сама, но Ирина Николаевна тогда сбросила стресс, нажаловавшись Маме Зое, а теперешней Маме Зое жаловаться было некому: я вырос. Вспомнила ли она тогдашнюю драму, не вспомнила?.. – может, высветилось из глубин тяжко-мутное, психзащиты спешно приказали отступить – и мама вышла из диалога, пожимая плечами и картинно возводя очи: видит небо, мол, сие поколение безумно!..

Не могу сказать, что я перенёс означенное объяснение легко – мне было горько, потому что я вопреки всему надеялся на понимание. Вслед разговору я написал стихи, которые, кажется, показывать маме уже не стал; там были строки: "Любимый человек не верит в дело, которое тебе важнее жизни. Тебя понять не смог, не захотел он – теперь в глаза глядит он с укоризной, давным-давно любимый и знакомый, уверен, что добра тебе желает…" – и в конце, итогом всех терзаний: "А человек останется любимым – и самым главным остаётся дело.""

(отсюда)

Разница между тем, кто любит, и тем, кто "желает добра" – она радикальна, да.

И ещё важное в вышеупомянутом обсуждении первых глав ТрП сформулировала Тата:

"Тата:
Фиксирую здесь мысль из разговора.

Цитаты:
"Папа Юра играл со мной в то, что интересовало меня, а Мама Зоя в то, что интересовало её..."
"взбудораженная мартышка излагает отцу что-то актуально значимое; папин взгляд не на ребёнка, а туда, куда, по всей видимости, ребёнок смотрит сам и просит посмотреть"
"с каким уважением он относился к нашим играм, к необходимости завершать игру бережно, как теперь выражаются – "экологично", чтобы эмоции были прожиты целиком, чтобы выход из игры был естественным, без обрывов и скомканностей."

Вот я и говорю.

По всем кадрам видно, что Папе Юре – интересно то, что интересно его ребёнку. Ему действительно не тесно, не скучно и не неловко с крохотным существом. И не потому, что он заранее мысленно держит перед собой вооот такой перечень игр, во что можно поиграть с таким маленьким ребёнком, или историй, которые есть смысл рассказать. А потому, что он действительно готов ПОСЛЕДОВАТЬ за своим ребёнком – хоть в Волшебную Страну, хоть куда. Оставаясь при этом самим собой, не превращаясь в ребёнка, готовый поддержать и защитить.

Это и есть принятие.

И мне не странно, что ребёнок такого родителя во-первых, никогда не скучает, не знает, что такое скука – а во-вторых, никогда не опускает руки, не стонет "все обстоятельства против нас, ничего нельзя сделать, ужас-ужас".

Это к вопросу об энергии дерзновения."


(Об энергии дерзновения можно почитать, например, вот здесь и вот здесь)


А ещё мы в том разговоре вспоминали замечательную историю, как Папа Юра прикрывал меня, чтоб я смог раздобыть желанный портрет артиста, напоминающего Ивэ:)

(кстати говоря, ещё-более-лучшЫе портретики Ивэ можно видеть в другом посте, следующем за означенным – и там же можно видеть исходную фотку артиста, насчёт которой мне Папа Юра так классно помог)

А уж о том, как Папа Юра помог мне высвистать Тату в Евпаторию, куда меня увезли нарочно чтоб нас разлучить – будет рассказано в "Трёх Парках" своим чередом:)


***********************

Также напомню, что о Папе Юре как верном спутнике в странствиях уже было рассказано вот здесь, вот здесь и вот здесь.





Продолжение текста книги – в ближайшем посте, изо-пост будет позже, один к трём главам сразу.

Оглавление "Трёх Парок" с приложениями –
вот здесь.
Tags: Дети и мир, Дороги и тропы, Личное, Три Парки, Я и Другой
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments