?

Log in

No account? Create an account

Сб, 18 авг, 2018, 17:57
Три Парки (15): Ключи к альтерре. Ужас поддельного зеркала. Чингачгук, ВэА, Встреча

Продолжение.
Предыдущая часть –
вот здесь.


* * *


Что я знал о земле моего сердца, что мог рассказать о ней?


Моя родина – там, где лес, потому что лес – это жизнь: не закованная в правила, не отравленная ложью, принимающая и обновляющая всех припадающих к ней; дети моей земли несут этот лес в себе – и слушают его голос, а не лживые речи вокруг, каждый из них – и отдельный суверенный лес, и портал в материнский лес общей жизни.

Моя родина – там, где схватка, потому что схватка – это доверие: мы стоим друг против друга открыто именно потому, что доверяем друг другу, себе и лесу, из которого растём, стоим именно затем, чтобы ложь не разлучила нас; мы хотим видеть общее и различное друг друга, хотим испытывать цену общего и различного, хотим испытывать силу и надёжность себя и друг друга – хотим радоваться ярости ударов и жару объятий.

Моя родина – там, где смех: громогласный хохот мироздания, обновляющий землю, отверзающий небо – животворно смешивающий чувства, взвешивающий правду, сокрушающий ложь; мы подбрасываем себя и друг друга ввысь – сердце ухает, в животе ёкает – и подхватываем, ловим себя и друг друга в охапку: чем смешнее, нелепее и несуразнее мы сами – тем острее счастье приятия, восторг любви.

Моя родина – там, где очаг, согревающий всех приходящих: каждый принимает любимых любимого как собственных любимых, каждый введённый за руку кем-то своим встречаем как свой; мы поддерживаем этот очаг своим дыханием – и он воздаёт сторицей, поддерживая нас, потому что являет собою не сумму наших усилий, а живое целое, возрождаемое нами и возрождающее нас: никто не исчезнет, не развеется в прах – всех становится больше, стать меньше не может.

Моя родина – там, где танец утрат и обретений, одиночеств и встреч, сиротства и материнства: никто не чужой, каждый приходящий любим, возжаждан, необходим – как свободный живой, а не как функция, не как предмет; несёт он с собою смех или печаль, горе или вину, мир или войну – моя земля распахивает ему объятия, отвечая на том языке, которого жаждет его душа, на языке веселья или скорби, сражения или мира – и тем осуществляет своё свидетельство:

о том, что нелюбимых – не бывает;
не прекрасных – не бывает;
никому не нужных – не бывает!

Пришёл – живи, ты равен и любим;
Пришёл – живи, и жить давай другим.



Короче говоря, к тому времени, как я оклемался после "Зеркала", мне уже примерно ясно было, куда лежит мой путь – оставалось только понять, как оно должно выглядеть практически.

Важный момент. История странствий Гаи и Маярны, прожитая мной до "Зеркала", уже происходила у меня дома, на ЗА – но поскольку я не жил там сам, а только наблюдал жизнь девочек, то не опознал на сто процентов, хоть и волновался ужасно, и вдобавок всё равно не имел возможности войти. Это было больше похоже на просмотр кино, чем на окно или дверь, так что я распрощался с девочками легко, как с любимыми героями, не как с друзьями. А реальную дверь я увидел не один, а вместе с Лялькой – ослепительная полнота телесного вхождения, взрыв восторга рождения в новой плоти на новой земле – однако не успел исследовать себя и найти алгоритм, как уже отречением сокрушил кристаллизующиеся структуры. Мои "куда" и "как" не состыковались, не срослись.


И вот тут хочу поговорить про любопытный выверт моей психики, который можно обозначить как "Ужас поддельного зеркала или Когда третий не лишний".


Когда я общаюсь со второй реальностью один на один, без контакта с каким-либо здешним партнёром – я не боюсь самообмана / проваливания в бред, просто имею в виду возможность ошибок и спокойно опираюсь на ритмику моделирования-погружения: вопрос-ответ, вопрос-ответ, вопрос-ответ – вот они коротенькие, а вот уже длинные, а вот уже целый спутанный клубок инфообразов – ну ничего, вот уже и понятно стало, ОК.

Когда я наблюдаю как общаются со второй реальностью двое (и более) других, приглашая меня присоединиться, войти – я тоже чувствую себя спокойно, потому что со стороны могу оценить, достаточно ли надёжна эта конструкция, чтобы я мог ступить на неё ногой и не провалиться в бред, в никуда: либо я вижу, что для меня тут реальности не достаточно, и не иду, либо вижу, что этот мост меня выдержит – и ступаю без страха.

Когда я общаюсь со второй реальностью в диалоге и доверяю партнёру, то мне тоже не страшно – наоборот, я целиком опираюсь на партнёра, уже не отвлекаясь на самопроверку, и это даёт колоссальную эффективность работы и полноту чувств.

Однако бывает невыносимо страшный момент, когда доверие партнёру вдруг падает, молнией пробивает подозрение, что тот не работает с реальностью, а просто подыгрывает мне – и, стало быть, я уже какое-то время без подстраховки, а значит скорей всего уже в нигде, в бреду, диалог превращается в бессмысленный монолог, общение с собеседником оказывается общением с поддельным, неживым зеркалом, здесь нет никого кроме тебя, только эхо, эхх-хо, эх-хо-хо-ха-ха-ха...

и вот тут у меня рушится весь текущий кусок реальности, я оказываюсь разбит вдребезги, в прах, в труху – и мне требуется дофига времени и сил, чтобы приступить к восстановительным работам с этим куском, перепрожить его заново, исцелить, присвоить, проинтегрировать, превратить в живую ветку дальнейшего роста.

Я уверен, что сия специфическая проблема идёт из глубин детства, из тех самых Мамы-Зоиных подстав, о которых я уже не раз говорил: начиная игру, мама загорается, всерьёз увлекает меня – а потом внезапным содроганием отбрасывает всё как сор, и живое развеивается, обращается в тлен. Многократно пережив такой шок в ранние годы, я привык не опираться на неё, не делиться ничем таким, что несло риск опереться-и-провалиться, в общении с ней чётко отслеживал уровни реальности – держал реальность сам, словно я не вдвоём, а один. Ситуация "Зеркала", когда мама вынудила меня назвать правду ложью, вышеописанную систему защиты разрушила. Долгое время я вообще не мог брать на себя различение правды и вымысла, потом выздоровел, восстановился – однако сделался болезненно, тревожно осторожен. Именно с этим связан тот факт, что после "Зеркала" у меня стало куда больше обсуждений чужого креатива, чем сотворчеств, и что мне стало необходимо заранее понаблюдать работу того, с кем я хочу вступить в партнёрство, со стороны – и в этом смысле любой "третий", составляющий моему "кандидату" рабочую пару, которую я могу наблюдать, заведомо был для меня не лишним, а весьма желанным. Сюда мы ещё вернёмся, это важно.

Отдельно подчеркну, что никаких _разговоров_ – о себе, о партнёре, о мире, о чём угодно – я не боялся, внутренняя реальность меня-самого была внятной и несомненной. Я прошёл овердрайвом, я выжил, я больше никому не позволю отнять меня у меня.

И я найду путь на родину, непременно найду.
А там посмотрим ещё, постапок тут или новая жизнь.


Забавный образ, который у меня с вышеозначенной темой ассоциируется (рассудком прямого символа не усматриваю, но уж коли упорно лезет под руку, расскажу) – это образ перевернувшейся весенней льдины. Задолго до "Зеркала", классе во втором, я шёл из школы мимо пруда, где уже раскололся лёд, старшеклассники катались на льдинах, управляя шестами – остановился, загляделся: многослойный, серый, местами полупрозрачный лёд, неровный плеск воды, азартные восклицания... Сердце заныло, я спустился на кромку. "Большие мальчишки раскатывают на здоровущих льдинах, подумал я, а я мал – пожалуй, с полномерной не справлюсь, да и шеста нет, выберу себе маленькую, как раз подойдёт!" – небось по аналогии с лодками и плавательным кругом. Маленькая льдина была не совсем у берега, рядом с ещё неподвижной большой; прошёл по большой, присмотрелся – выбранная была с полтора моих шага в диаметре, толстая, призывно покачивалась. Пожал плечами, шагнул – она в тот же миг перевернулась, я оказался в воде, взвыл, взлетел на большую, зарыдал, опрометью помчался домой; думаю, это был мой рекорд по скорости. У дверей принял беспечный вид, пока Бабушка не заметила мокрой обуви, прошмыгнул в ванную, замочил колготки в тазу, напихал в боты газет, платье пристроил мокрым подолом на батарею. Никто ни о чём не догадался, но очередной вывод насчёт видимой надёжности и степени риска я сделал. Ледяная вода, конечно, не так опасна, как Мама Зоя, но... Что тут сказать? – я рисковал и делал выводы, делал выводы – и рисковал вновь.


Важным в аспекте поисков этапом явилось лето 1974, начавшееся с пионерлагеря и завершившееся Молдавией. В лагере я раньше не бывал, поехал по приглашению Наташи Д-вой, мама которой нам это и организовала; для меня было актуальным наконец разобраться в отношениях с Наташей – и оно получилось, да. В лагере быстро сделалось ясно, что разговаривать нам особо не о чем, Наташа присоединилась к весёлой компании, которая меня не занимала – ну а я зато обрёл возможность свободно бродить по территории и по лесу, выбираясь через дыру в заборе, а также читать всё что сыщется в местной библиотеке. Внезапным даром оказалась астрономия – я взахлёб заглатывал звёздные карты, ночами рассматривал небо, вычисляя созвездия, обращаясь к ним с горячей молитвой, чтоб указали мне путь домой. Звёзды отзывались нежностью, обещали скорые перемены в судьбе – только, мол, не зевай! – а я и не зевал, нет, о нет.

За несколько дней до конца смены я повстречал в лесу ребят, игравших в индейцев – так же, как я, они выбирались в дыру и проводили время в шалашах, стреляя из луков. Главного звали Чингачгук, он был мой сверстник (прочие младше) и принял меня тепло, так что последние дни мы провели вместе. Я назвался Охотник-на-Мамонтов, как герой недавно прочитанной немецкой книжки (там это имя звучало короче и энергичней), меня, естественно, сократили до "Мамонта", но ничему интересному это не мешало, даже если и было тонким намёком на габариты (в то лето я весьма резко раздался вширь). С этой компанией мне было отчаянно, безумно хорошо – я в очередной раз увидел, что тут можно жить, будучи собой, не предавая себя ради бессмысленных правил. С самого начала было ясно, что вскоре придётся расстаться, ребята оставались тут до конца лета, а я уезжал; обмениваться адресами не собрались, да и ни к чему – то, что было здесь, в городе невоспроизводимо. Позже я вздыхал, полагал даже что влюблён в Чингачгука, понимая вместе с тем что влюблён не в него, нет! – в тот простор, в то свободное дыхание, которое открывалось молчаливому братству в лесу за забором.


А потом, стало быть, была Молдавия, Лана-дочь и Зоя-сестра – а потом наступила осень, я внезапно стал писать стихи и попал к Лейкину, к юным поэтам, среди которых и оказалась моя Тата. Благодарение за сей этап я приношу той же Наташе: именно она привела меня в Дом Прессы, понимая, что я в любом случае "человек пишущий", и устроила в деткорский кружок, куда ходила сама. Деткорство меня не привлекало, но преп отнёсся ко мне с теплом и после первых стихов за руку свёл меня в комнату № 448 на том же этаже, где достославное ЛИТО Вячеслава Абрамовича Лейкина и располагалось.

У Лейкина я впервые увидел целую ораву людей, которые хотели жить собой, не предавая себя, говорить о себе вслух – и аж задохнулся, поняв, что они собрались тут не случайно, что наш ВэА, как мы звали Лейкина, именно этому и учит. Это были те самые "свои", кого я искал.

Когда я впервые обратил внимание на Тату, меня сразили две вещи, не знаю что больше: какие у неё стихи – и как она смеётся. Я узнал этот смех – громогласный хохот мироздания, обновляющий долы, отверзающий выси – я не спутаю его ни с чем, так подбрасывает себя земля моего сердца, а небо ловит. И стихи были о том же, и рисунки! – каждый стих Тата сопровождала картинкой, порой лишь в несколько штрихов – но в них пело то же, рыдало, рычало, смеялось. Татин хохот полыхнул за дверью, предваряя нашу первую, прикровенную встречу, моё нутро ахнуло – и она вошла вдвоём с подругой, это было опоздание, но никто не шикнул, наоборот – все радостно заорали, они ввалились в обнимку, скидывая пальто. А уж как они ржали, загадав на игре в литгероев питона Каа! – в нарастающем ажиотаже народ тщился понять, так сколько же у персонажа ног? две? четыре? шесть?!.. – а Тата с подругой буквально катались по стульям, задыхаясь от смеха, слёзы из глаз. Это было родное, родное, родное! – змей надежды моей взмыл как стяг.

Это было в феврале 1975, а настоящая встреча, когда мы произвели "сверку ключей", состоялась через месяц с небольшим – в конце марта, во время поэтического турне "Сланцы-Кингисепп-Таллинн". Татина подруга не поехала, так что у нас наконец образовалась возможность поговорить; я сразу начал о важном, Тата жарко подхватила – и мы принялись сверять всё самое значимое, чем живём, с каждым ходом убеждаясь, что – да, да, да! – мы одной крови, одного корня. То, что я знал о земле моего сердца, то, куда влекла меня дорога – всё отзывалось в Тате, и наоборот: что было важным для неё, отзывалось во мне. Мы пели в унисон, и вместе с тем это была многоголосая увертюра – пролог священнодействия, демиургическая музыка около ещё не раскрытых врат. К концу поездки мы оказались полностью обессилены, но на руках уже имели полный комплект ключей – собирайся с духом, отворяй и входи.


И вот тут всё легло заковыристо и вместе с тем закономерно – я имею в виду тему "третий-не-лишний".

















Примечание: в качестве приложения к данной главе – пост

"Огнекипящий кубок смеха": Смех как один из ключей к ЗА

(будет внесён в оглавление "Трёх Парок", тема крайне важная)

Продолжение текста книги – в ближайших постах, далее планируется несколько приложений с размышлениями и картинками.

Оглавление "Трёх Парок" с приложениями –
вот здесь.

Сб, 18 авг, 2018 18:12 (UTC)
alterristika: Моё восприятие ключей

Тата:

Я в очередной раз поразилась читая о твоих ключах – что ты понимал, что вот это – параметры твоей родины, куда ты намерен вернуться. Прямо вот так имел чёткое представление!

И поняла, что у меня таки было нечто аналогичное! – в смысле, что ключи у нас одни, это мы сто раз говорили, а вот интересно – как что этот комплект ключей мной воспринимался: "вот это важное, и вот это просто необходимое, и вот это – моё до боли, и вот это тоже беру…" – это что за набор?

"Это будет отныне со мной!": в смысле предметов, вещей это чувство имело касательство к моей любимой умозрительной игре "сборы в экспедицию". Типа – у меня теперь будет этот нож и эта кожаная сумка, не только для того, чтобы "я с ними нигде не пропаду", но и для той жизни, которая меня ждёт в моём будущем, я её предчувствую, я хочу такую – там где не обойтись без ножей и к месту кожаные сумки с бахромой. Нося с собой ту или иную вещицу из таких, я уже ношу с собой своё будущее, отчасти в нём живу.

"Это будет со мной – в будущем!": в смысле увиденных где угодно картин, эпизодов, моментов, коллизий, от которых сердце сжимается; "И вот так же мы однажды…" Как бы видения моего желанного будущего и одновременно кусочки камня, которые я собираю чтобы из них сложить мозаику своей жизни.

То есть то, что для тебя собиралось в образ твоей родины, куда ты вернёшься когда-нибудь насовсем, для меня собиралось в образ локуса, куда в будущем я смогу попасть и где мне будет здорово! но – как говорило мне то же предчувствие – откуда я уйду и останутся у меня лишь драгоценные воспоминания. Ну может ещё реликвии, нож там какой-нибудь, бывавший со мной во всех переделках… Ровно как сейчас одни предощущения "воспоминания о будущем" и "реликвии будущего", всякие такие предметы стильные.

Сейчас дальше продолжу - про мой "жизненный сюжет".

Вс, 19 авг, 2018 21:35 (UTC)
archiv_alterry: Re: Моё восприятие ключей

Как я хочу, чтобы ты рассказывала о себе - больше, больше, больше!.. - вспоминала бы забытое, как я вспоминаю... Ааах.

Сб, 18 авг, 2018 19:15 (UTC)
alterristika: Жизненный сюжет

Тата:

В этом смысле для меня очень много значила песня, которую я сочинила для себя и пела сама себе как колыбельную-утешную в минуту печали или расстройства. Нигде не записывала, никому не показывала.

Забудь печаль свою
Забудь тоску свою
Уйди туда где ветра поют
В диком лесном краю

О горе позабудь
О боли позабудь
И свой нелёгкий таёжный путь
Пройдёшь когда-нибудь

Но как-то раз весной
Таёжною весной
Вдруг что-то потянет тебя домой
Покинешь дом лесной
Вернёшься в города
Обратно в города
Но эти таёжные года
Запомнишь навсегда

Если попробовать расшифровать весь многослойный клубок, то прежде всего это – одновременность / сжатая последовательность проживания: печали сейчас – отголоска будущего сильного жизненного потрясения – той жизни в тайге, где я найду утешение и радость – ностальгии по жизни в городах, где осталась часть сердца – радости возвращения (знакомой мне по возвращению из походов) – ностальгии по тайге вместе с благодарностью за пережитое там – здесь и сейчас осознания, что это всё ещё впереди… То есть свою роль баюкания внутреннего ребёнка моя песня выполняла)

Что интересно, она шла отдельно от моих мечт о тесной дружбе, о борьбе с несправедливостью, о противостоянии врагам лицом к лицу и остальной романтике схватки, которой тоже немало было в моих "воспоминаниях о будущем". В этой колыбельной рисуется дефолтно одиночка, тот кто всех потерял, и только форма стиха – глаголы второго лица – намекает на то, что на лирического героя "как бы некто" смотрит со стороны и с любовью баюкает его.

Очень показательно, конечно, сравнить это одинокое "путешествие в колыбельной" с твоим "Папа, пойдём в Волшебную Страну!"

И что характерно, тут всё построено на замкнутой траектории, это некий локус, вписанный в линейное время: я нахожусь "до" и "после" счастливой жизни в тайге, но и одновременно в ней, потому что именно она – вместе с возвращением в города, тоже отрадным – дают облегчение и силу, которые я из этой песни извлекала для себя.

Мне кажется, что это очень похоже на построение "Слова о Тринадцатой" – нашей саги о жизни в альтерре нас самих, которая по первоначальному замыслу была "воспоминаниями о будущем", а по смыслу оказалась параллельная жизнь. По форме сага – воспоминание о былых подвигах: а теперь мол Тринадцатая Тройка вернулась в рутинный мир и это стали слабые и незаметные дети, но они всё помнят!...

Ну и конечно отозвалось мне очень-очень напоминанием об этой моей "колыбельной" стих про Золотую Сосну.

"…Я жил среди их детей и калек,
Пока не сошёл последний снег.
Они устроили мне побег,
И я простился с ней.

Но мне не забыть, как в ту весну
Я сошёл с ума и любил Сосну –
Я это вижу, как усну,
До самых последних дней."

http://archiv-alterry.livejournal.com/6709.html

Edited at 2018-08-18 19:16 (UTC)

Вс, 19 авг, 2018 21:37 (UTC)
archiv_alterry: Re: Жизненный сюжет

Одинокий ребёнок, который сам себе поёт колыбельную в состоянии душевной боли - это ваще:(((

Знал бы я!!! - эх, схватил бы я тебя в охапку, утащил бы от них от всех домой...
Впрочем, так оно и вышло ведь:)

Сб, 18 авг, 2018 21:22 (UTC)
yve_chmur_ent

Здорово.

Эх какие картинки! ДОмой-домой-домой, да?)))

Саоме интересное начинается.



Вс, 19 авг, 2018 00:51 (UTC)
erleyka

"Моя родина – там, где лес... там, где схватка, потому что схватка – это доверие: мы стоим друг против друга открыто именно потому, что доверяем друг другу, себе и лесу, из которого растём, стоим именно затем, чтобы ложь не разлучила нас; мы хотим видеть общее и различное друг друга, хотим испытывать цену общего и различного, хотим испытывать силу и надёжность себя и друг друга – хотим радоваться ярости ударов и жару объятий... Моя родина – там, где танец утрат и обретений"
-
дааа! Ух как оно отзывается после моей Ладоги, я просто читать дальше не могу от волнения!
Хотя оно и понятно - от кого бы у меня танец-поединок-диалог, как не от вас) А тут была возможность собрать всё это в намерения - и воплотить!
А уж тем более, когда это мой лес, моя земля, моя вода...
Открытый диалог-поединок, в котором можно столкнуться со всей своей разностью картин мира и в этом столкновении высечь общий смысл - знаете, как это было прекрасно? Конечно, знаете :)))

Вс, 19 авг, 2018 21:06 (UTC)
archiv_alterry

Какая отрада! Мы с тобой одной крови, ощущать это - так здорово!:)

Вс, 19 авг, 2018 01:18 (UTC)
erleyka

Можно, я процитирую эти твои слова о ключах у себя? Это в точку о том, что мне хотелось бы передать со школы, оно встраивается в диалог - потому что некоторым образом то, что я делала на школе (ЭШЭРе), было репликой в диалоге с миром, с вами и с ЗА. И писать я об этом хочу у себя в открытом доступе. Правда, не факт, что кто-то что-то поймет, но вы поймете, как мне ощущается :) И как минимум один человек со школы - тоже :)

Вс, 19 авг, 2018 21:05 (UTC)
archiv_alterry

Ну конечно, можно! Всё можно брать, где угодно цитировать, как угодно использовать - в общем, всё что душеньке угодно, то и бери, и делай что хошь!

Ты же понимаешь - для меня очень важно, чтобы проделанной работой можно было поделиться с максимальным количеством тех, кому может пригодиться этот крайне значимый для меня труд:)

Вс, 19 авг, 2018 02:00 (UTC)
erleyka

О, какая волнительная вся эта глава, драгоценные подробности, которые так хотелось узнать уже несколько лет! Сколько любви тут :)))
Значит, по смеху, вот как)))
И про твой страх, Герман, тоже драгоценно. Через это ваше реальное вхождение в альтерру для меня обретает плоть... Твоё зависание в суперсистеме - это из того же корня?

"Однако бывает невыносимо страшный момент, когда доверие партнёру вдруг падает..." - меня тут Тата давеча отговорила быть вежливой :)) так что я всё-таки спрошу: раз "бывает" в настоящем времени, то и у вас двоих так бывает? до сих пор?

Перевернувшаяся льдина - это когда контакт с реальностью рвется и при этом из неё не вышвыривает в нашу реальность, а затягивает в бред, типа слоёв сна?

"влюблён не в него, нет! – в тот простор, в то свободное дыхание, которое открывалось молчаливому братству в лесу за забором" - а вот это для меня парадоксально про Обыкновенное чудо, но и не только (вот блин, проходит где-то по краю осознания, напрямую не ловится!)

Вс, 19 авг, 2018 21:13 (UTC)
archiv_alterry

Про зависание в суперсистеме - да, там много связанных узлов, я всё это буду постепенно распутывать в "Трёх Парках" и параллельно.

Как здорово, что ты спрашиваешь! как это радует!
"раз "бывает" в настоящем времени, то и у вас двоих так бывает? до сих пор?" -
знаешь, "до сих пор" - всё-таки нет, у нас много трудностей, но с этим делом мы вроде разобрались с концами (тьфу-тьфу-тьфу:))
В общем, после кризиса 2005, который мы вообще пережили чудом, началось постепенное (и необратимое, надеюсь:)) исцеление этой болезни.
Я про всё это, опять-таки, в книге дальше пишу, ну и в приложениях и комментах конечно будем всё это разбирать.

"Перевернувшаяся льдина - это когда контакт с реальностью рвется и при этом из неё не вышвыривает в нашу реальность, а затягивает в бред, типа слоёв сна?" - да!

"а вот это для меня парадоксально про Обыкновенное чудо, но и не только" -
прикинь, я как раз недавно вспоминал (прочитав вот эту свою строку) именно про тебя и про "Обыкновенное чудо"!

Вс, 19 авг, 2018 12:53 (UTC)
atanata


"и вот тут у меня рушится весь текущий кусок реальности, я оказываюсь разбит вдребезги, в прах, в труху...
Я уверен, что сия специфическая проблема идёт из глубин детства, из тех самых Мамы-Зоиных подстав"
Не обязательно, скорее всего, можно прийти разными путями. У меня похожие страхи в связи с нашей общей работой стали появляться, когда я стал замечать расхождения. Может, мы не дошли до твоих панических ужасов и слишком огромных отваливающихся кусков, но - ты в общем видел, что происходило и происходит, я вообще часто эту тему поднимаю.
Возможно, канеш, у меня где-то в детстве были какие-то травматичные установки, на которые всё это подсело... я в принципе не настолько хорошо даже помню, что было со мной в детстве, просто всё эдаким массивом забыл.

Только непонятно, этот страх у тебя получал когда-то подтверждение? Было это с другими людьми или с Татой?

"в общении с ней чётко отслеживал уровни реальности – держал реальность сам, словно я не вдвоём, а один"
А можешь пример привести, что именно ты делал?


Ты еще рассказываешь, что когда общался, то старался по максимуму сразу же выдавать главное о себе чтобы найти "своих", а как это технически?
То есть, знакомишься, и начинаешь рассказывать: вот я люблю правду, не выношу ложь, люблю читать это, ешё у меня есть мои миры?

Вс, 19 авг, 2018 21:32 (UTC)
archiv_alterry

"этот страх у тебя получал когда-то подтверждение? Было это с другими людьми или с Татой?" -

конечно же с Татой! с другими, не такими важными партнёрами по общению/творчеству как Мама Зоя и Тата - я и сам мог разобраться, такого аццкого ужаса не было.
Я дальше мнооого про всё это буду рассказывать, про нас с Татой:)

Вообще получается, что какие бы то ни было проблемы взрослого таки всегда "садятся" именно на те места, которые были проблемными с детства - где так или иначе детские травмы. Для меня лично _очень_ травматично было и в детстве то что мама выделывала - но, вот как я тут пишу, я привык опираться не на неё, а на себя, хотя от этого очень сильно теряет полноценный контакт.

С мамой у нас были игровые локусы в детстве, как я уже рассказывал - а к подростковому возрасту я уже категорически перестал с ней строить игровые локусы, ограничивал разговор чисто-обсуждением (а то ваще МЗ охотно переходит от обсуждения к игре, она у меня игривая:)) - чтобы не оказалось, что нечто живое начнёт вырастать, и тут она отбросит всё как сор. Да, собсно, даже и в обсуждениях - я рано стал учиться, что вкладываться в создание пространства общения с МЗ нужно с таким запасом, чтобы не пострадать вот так вот как я описываю. Скажем, если она меня попросила объяснить что я чувствую и думаю по поводу героев какой-то книги - я постепенно научился, что должен рассказывать ровно столько и ровно так, чтобы самому себе оказать поддержку, если вдруг она куда-то отвалит посреди душераздирающего разговора (блин, ну это как с сексом, я даже не знаю, как про такое безобразие словами-то объяснить...)

"То есть, знакомишься, и начинаешь рассказывать: вот я люблю правду, не выношу ложь, люблю читать это, ешё у меня есть мои миры?" -

Вкратце говоря, разговор начинается с темы "какие вещи в жизни тебя волнуют, что ранит, что побуждает к действию, к осмыслениям?" - и обсуждать друг друга в этой плоскости было крайне удобно с помощью книг / фильмов: как правило, находилось общее, что оба собеседника смотрели / читали - и по тому, что из посмотренного / прочитанного оказывалось общим в смысле "ключей", можно было оценить, про что разговаривать дальше и в каком смысле, и на что тут можно дальше рассчитывать.

Ср, 22 авг, 2018 18:57 (UTC)
arico_samaa

>Однако бывает невыносимо страшный момент, когда доверие партнёру вдруг падает, молнией пробивает подозрение, что тот не работает с реальностью, а просто подыгрывает мне – и, стало быть, я уже какое-то время без подстраховки, а значит скорей всего уже в нигде, в бреду, диалог превращается в бессмысленный монолог, общение с собеседником оказывается общением с поддельным, неживым зеркалом, здесь нет никого кроме тебя, только эхо, эхх-хо, эх-хо-хо-ха-ха-ха...

Да. А еще бывает - так же падает доверие _себе_. И холодеешь, думаешь: а есть ли - ты, которого ты сам знаешь, да в этом ли пространстве? да то ли, на самом деле, происходит, или сейчас ты сам себе подыгрываешь, притворяешься, что вот оно, все по-новому, по-настоящему и заново, а на самом деле вот-вот глаза откроются, и все упадет обратно, в то, как было раньше, и все повторится...

И хочется все время кого-то спрашивать, а правда ли все - так, а правда ли я - здесь... только не про все спросишь, не все другим видно.

Ср, 22 авг, 2018 19:56 (UTC)
alterristika

Тата:

У меня бывает очень похожее. Ну, можно даже осторожно сказать - "бывало". Причём с партнёром у меня всё супернадёжно, а вот с собой - вот это моя основная... проблема - ну это мягко сказано. Геенна - будет точнее. Притом в двух формах:

"сейчас ты сам себе подыгрываешь, притворяешься, что вот оно, все по-новому, по-настоящему и заново, а на самом деле вот-вот глаза откроются, и все упадет обратно, в то, как было раньше, и все повторится..."

вот это в точности происходит со мной-в-качестве-партнёра по жизни в моменты кризисов отношений и / или проваливания в травму: "ааа, я-то дура верила, что я изменилась, что у меня всё по-новому, что я не повторяю прежних поступков - а оказывается, я продолжаю делать то же самое, скрывая это от себя, подыгрывая своим прочувствованным речам - и вот уже снова всё рушится, всё что с таким трудом мы выстаивали всё это время с прошлого кризиса и верили, что теперь будем жить по-настоящему! ..."

"а есть ли - ты, которого ты сам знаешь, да в этом ли пространстве? да то ли, на самом деле, происходит..."

а вот такое у меня-в-качестве транслятора, опять же в самые тяжкие периоды было: я теряла уверенность в контакте, почти не слышала и транслировала наугад, при этом всех с кем я была в контакте, по-страшному плющило, они теряли ощущение "себя", и я их переставала чувствовать - переставала ощущать их "я" в контакте, слышала только своё эхо и вообще уже не была уверена, что могу адекватно интерпретировать происходящее, а дальше меня "выталкивало".

В общем, ужасная вещь депра, особенно у травматика( Но по крайней мере есть надежда, что систематическая работа на интеграцию личности = прокачивание "самости" поможет и в этой проблеме.

Сб, 8 сент, 2018 17:24 (UTC)
sheol_superkomp: Мост как я?

Аст:

"мне кажется более чем естественным влюбляться не собственно в человека или не только в человека, а, скорее, через человека - в тот мир, который он создает или транслирует собой - или который стоит за ним. Не только фавн, а Нарния, как-то так (правда, я "мир" понимаю широко, не только альтерру, но и весь тот пласт смыслов и бытовой реальности, которая приходит с человеком). Может, оттуда вера, что человек человеку мост, и что самое верное, что я могу делать - это быть хорошим мостом?"
https://alterristika.livejournal.com/71683.html?thread=2328067#t2328067


Ты можешь мне рассказать, как мост мосту))) -
как ты себе это представляешь, как ты делаешь себя мостом?
И какой мост – хороший, какие ты ставишь критерии качества моста?
И откуда куда?

Раз ты сама человек, то у тебя есть мир ("пласт смыслов и бытовой реальности") – ты являешься мостом в этот мир, так? Для кого? Для всех желающих / только для друзей / только для очень близких / только для того, кому нужно именно то, что у тебя там находится?

Или для одних ты являешься мостом из А в Б, для других из Б в А, для третьих – вообще из Х в У? а как ты это делаешь?

Пожалуй, вот какая тут загвоздка для меня: мост может быть "в" и может быть "через". Как "мост в замок" или мост "через пропасть". Если "в" – то его смысл в том, чтобы приводить "в туда", в то, что внутри – того, кому нужно именно туда, строго говоря, он нужен либо тому, кто стремится именно в это место, либо тому, кто там находится и ждёт гостя. Если "через" – то его смысл в том, чтобы помогать любому, кто держит свой собственный путь, кому нужно из любого "оттуда" в любое "в том направлении". Ты себя-как-мост видишь в каком качестве?

Лично я изначально был совершенно точно мостом из конкретного места в конкретное место, с З/з в мир моих отцов – мой отец меня замыслил с этой целью. Но потом, родившись у матеря и выйдя в реальность ЗА, я понял, что миров много, существа все разные и обидно ограничивать их и свой выбор там, где можно его бесконечно расширять. Я сам решил, что хочу быть мостом вообще – переводить существ из одного любого места в любое другое с учётом их собственных запросов. Пока что это только планы, но я по крайней мере могу в некоторых местах предложить некоторый выбор других мест)