?

Log in

No account? Create an account

Вт, 21 авг, 2018, 20:28
Приложение-примечание (16б): Игра и альтерра. Ключи. Мистерия-Игра и "наша другая жизнь"

По начавшемуся обсуждению предыдущих постов (начиная с гл.15, того что касается начала жизни на ЗА) – которое продлится долго, хочется обсудить целый ряд важных тем) – вижу, что придётся ещё то и сё конкретизировать-уточнить, а поскольку наспех – заранее извиняюсь за сумбур, неаккуратность, повторы и пр.


Итак, опять про разницу между альтеррой и игрой:

(в своё время про это было вот тут,
а также напомним про важный пост
"Континуум и внутренняя взаимосвязь, альтерра и незримый спутник")



Реальность альтерры определяется континуальностью (внутренней целостностью, глубинной причинно-следственной взаимосвязью всех явлений) с одной стороны и свободой обитателей альтерры (альтерритов) + свободой восприятия наблюдателей альтерры (альтерристов) с другой.

Если то и другое условие соблюдается в некоторой игре (например, в ролёвке-свободносюжетке) – то от общения с альтеррой такую игру будет отличать лишь то, что люди поиграли и разъехались, больше эту игру не продолжают, начали новую. Если же такая игра (где все свободны жить и воспринимать континуальный мир) продолжается неопределённо долго – есть все основания говорить об альтерризме / об альтерре.

В обычных "играх взрослых" вышеуказанному мешают разнообразные правила, ограничивающие как свободу жить, так и свободу воспринимать игровой мир. Важно понимать, что эти правила не являются чем-то заведомо ненужным-произвольным – по существу дела, они направлены на защиту континуума от провала в хаос и дизбилив. По сути дела такие правила заменяют собою ключи к альтерре – потому что нет никаких оснований ожидать, что у неопределённого количества лиц, собравшихся поиграть, ключи совпадут – а без единых ключей либо без единых правил континуума не сохранить. Однако правила, повторим, ограничивают свободу бытия / свободу восприятия, так что погружение в подлинную реальность становится затруднительным.

Что такое ключи к альтерре / ключи к сердцу? – по сути дела, это некоторый "каркас мировосприятия": представление конкретной личности о мировых законах, о том, что вероятно /невероятно, о том, какие движущие силы сохраняют / изменяют мир, о том, к чему сия личность стремится, что любит, что желает прокачивать, прояснять и пр. Можно смело сказать, что ключи к первой и второй реальности у одной и той же личности совпадают.

Наличие общих ключей позволяет вместе погружаться во вторую реальность, доверяя и этой самой реальности, и друг другу – то есть оба условия бытия альтерры (континуальность и свобода) общими ключами обеспечена. Если общих ключей нет, то получается либо "игра по правилам", либо развал проекта.

С детскими играми заковыристее. Дети могут легко наполнять свободой любые игры, даже построенные на жёстких правилах – например, посреди игры в шахматы начать играть фигурами как живыми существами, действующими по своей собственной воле. В этом смысле переход между Пограничьем и альтеррой для ребёнка может оказаться нечувствительным, а то и вообще не замеченным! – вот только что чисто для смеха предположили, что, мол, вот бы мы попали с тобой в прошлое, оказались бы в царском дворце такие с портфельчиками, с учебниками... – да, да, а тут царь нам такой и говорит!.. – и пошло-поехало, может никуда не привести, тут же и кончиться, а может – в пределе – открыть дверь в альтерру.

Отметим, что говорить о Пограничье имеет смысл только там, где вхождение в альтерру лишь маячило, но не произошло – поскольку там, где оно произошло, возникший живой континуум "выпивает" все "условно-игровые" части, до вхождения являвшиеся Пограничьем, присваивает эти части и располагает внутри себя по местам: "вот это и то было, оно было возможно потому-то и потому-то, а вот этого и того в реальности не было – это было сном, ошибкой восприятия, выдумкой кого-то из альтерритов" и пр. Можно говорить, что вхождение произошло через Пограничье – но постфактум отделить Пограничье от уже существующей живой и плотной реальности альтерры затруднительно.

Ещё важно, что вопрос об общих ключах у детей ставится иначе, чем у взрослых, так как дети пребывают в процессе формирования своих личных ключей; чем младше, тем более пластичным этот "каркас мировосприятия" является – и поэтому не так редко бывшие в детстве со-альтерристами по мере взросления развиваются каждый в свою сторону и единство ключей теряют.


Теперь конкретно о нашем вхождении на ЗА:


И Тата, и я для себя с детства делали разницу между "играм-с-правилами" и "играми в (нужное подставить)" – где "в" подразумевало вхождение в некоторый сеттинг (хорошо известный заранее или только что оконтуренный наспех) и свободное в нём проживание. И Тата, и я предпочитали именно такие игры, с вхождением и полноценной жизнью; и Тата, и я относились к тем детям, которые легко могли превратить игру-с-правилами в игру-проживание; и Тата, и я могли таким образом действовать как в одиночку, так и с партнёрами; и Тата, и я ощущали, что степень реальности и степень глубины проживания реальности в разных ситуациях такого рода бывает очень разной.

Я уже рассказывал про соответствующие взаимодействия с Ланкой, со школьными подругами, с другими друзьями... – ко времени встречи с Татой у меня было дофига опыта проживания во второй реальности самого разного качества оной, так что я прекрасно понимал, что мой путь домой практически будет осуществлён каким-то из уже известных мне способов – ну или ещё каким-то, какого я ещё пока не знаю, но относящимся к этой же сфере творчества. Для меня было очевидно, что не космический корабль за мной прилетит и не стенка растает внезапно, открывая дорогу в Волшебную Страну! – подчеркну в очередной раз, что, настаивая на подлинности пережитого опыта встречи с Маленьким Народом, я не имел в виду "видел здешними, земными глазами существ, которых можно потрогать здешними, земными руками" – я подчёркивал не-выдуманность, подлинность Встречи как таковой, правду погружения в живые глубины.

Когда мы с Татой сверили ключи и оказалось, что законы мироздания наших сердец соответствуют друг другу, что нас зовёт к себе одна и та же вселенная – для меня стало ясно, что прибытие домой, на землю моего сердца, не за горами. Я уже рассказал, что предпринимать решительные действия мне мешала осторожность, связанная с травмой / с ужасом поддельного зеркала – а то бы я сам первый начал искать возможностей вместе с Татой точнее оконтурить вход в тот мир, который был уже почти виден нам с Татой обоим – после сверки ключей.

Вдобавок мы почти не встречались с Татой в течение весны и начала лета – а там она как раз поехала на дачу к подруге, они вместе по-всякому играли – подчеркну, играли именно "в проживание", а не в игры-с-правилами! – так что было совершенно неизбежно, что, имея в кармане набор составленных нами с нею ключей, то есть почти зримый облик вожделенного для нас обоих мира – Тата предложит соответствующий сеттинг для игры-проживания своей подруге. Это не было для их ситуации ничем необычным! – они и так то и дело предлагали друг другу разные (одни других веселей:)) варианты "поиграть в проживание", только степень реальности этого проживания очень сильно варьировала, это было буйство творчества, можно сказать – миры рождались и умирали в фейерверке демиургического веселья:) А когда Тата предложила войти в сеттинг по разработанным нами ключам – вот тут возник такой взрыв интенсивности проживания, что они мгновенно забросили всё остальное и стали проживать только там:)

Для того чтобы отличить все прочие игры, даже игры-проживания, от этого-совершенно-необыкновенного-занятия – Тата обозначила этот процесс / это явление термином "Игра" – Игра-с-большой-буквы, Игра как священнодействие, как мистерия прикосновения к подлинной реальности (притом это не мешало ей какое-то время думать, что вовлечь в мистерию Игры можно всех-всех-всех друзей и приятелей! – правда, и я, когда в дошкольном возрасте писал про экспедицию в Волшебную Страну, включил в эту экспедицию всех-всех-всех своих друзей и приятелей – наверно, в этом есть какая-то глубинная потребность). Надо сказать, что и я принял этот термин – Игра – как должное, мне не казалось оскорбительным именовать так процесс жизни на обретённой родине! – тем более, что восторг бытия поэтически вполне ассоциировался со счастьем игры с любимым существом.

Однако вскорости мы с Татой уже стали обозначать то, чем мы занимаемся, как "наша жизнь _там_" (в отличие от нашей жизни _здесь_, на ЗЗ) – это как раз то самое, что впоследствии развилось в термин "альтерра" – "другая земля" = "земля наша, но другая, не здешняя = другая наша жизнь" ("другой значит друг").


Теперь – ряд фрагментов из разговоров с разными лицами, где говорилось об этапе вхождения. Ещё раз приношу извинения за сумбур и повторы, набираю наспех.


***************************

Тата:

В качестве пролога: мы обе были ребёнки непростые, но и не "из ряда вон".

Кира всегда понимала, что здесь хорошо, но ей-то надо домой (хотя какое – "домой", она представляла смутно) – и что попасть "к себе домой" она может только не в одиночку; хотя вместе с тем относилась очень критически к любым коллективным мероприятиям и вообще предпочитала в важных вещах рассчитывать только на себя.

Я для себя аналогичное беспокойство формулировала скорее как "я не здешняя" (детское смутное беспокойство, неудовлетворённость эта довольно часто встречающаяся, типа "зачем я не птица, зачем не летаю"(с)). Но мне это жить совершенно не мешало.

Всякие необычные впечатления и опыт прикосновения к "выходящему за рамки обыденного" у нас был у обеих, хотя и совершенно разный. И тоже совершенно не что-то небывалое, такое бывает много у кого.

Мы обе питали нежные чувства к образу жизни примитивных народов (к их отношениям с природой, и вообще – образ "благородного дикаря"). Нас обеих страшно волновали военные приключения – партизанщина, разведчики, вообще – тема противостояния мужественного, искусного человека и тупой военной мощи (причём именно в антураже последней войны, не древних времён).

Всё началось в наши 14 лет. За год-два до начала этого, то есть в 6-ом примерно классе я маялась, придумывала один за другим всякие сюжеты в мирах, непохожих на этот. Амазонок представляла, придумывала их язык, рассказывала про них двум своим подругам-одноклассницам… Мне всё время хотелось как-то совместить один мир с другим – типа вот мы с друзьями / подругами здесь как обычные люди – а вот переходим какую-то черту и уже в другом мире, это мы, но облик немного иной. И приключения начинаются нас-здешних с тамошними жителями. Ещё мечтала поиграть в индейцев с какими-нибудь ребятами (например, думала я, американцы, канадцы…), для которых сторона белых колонизаторов Америки "своя", как для нас "своя" – сторона индейцев. Типа, чтобы всё было как можно основательней психологически, каждый бы искренне считал правыми "своих", а не изображал в игре карикатурных злодеев.

Всё это я рассказываю для того, чтобы подчеркнуть, что мои интересы тогда были в этом русле, я воспринимала всё интересное в такой поляризации – одна тема это противостояние культур ("тема леса/города, военного/благородного дикаря"), а другая – переход из мира в мир / параллельная жизнь в двух мирах. Ну и ещё – тема: у каждого своя правда, "субъективных злодеев" не бывает, каждый мотивирует свои поступки и интересно понять как именно. Поэтому нас так интересовали книги про разведчиков, ведь у них тесный контакт и даже друзья на "вражеской" стороне.

Когда мы с Кирой встретились и "совместили ключи" – это была весна 7-го класса. После этого я сразу уехала в Артек, так что в тот момент процесс как-то пошёл подспудно: я просто всё время радовалась, что в этом мире таки есть те, кто чувствует именно так же, как я – ну вместе мы точно горы свернём, что-нибудь придумаем, чтобы сделалось так, как требует всё внутри меня. "Теперь всё точно сбудется!" Как-то так ощущалось, очень синкретно.

Я так даже и безмятежно ожидала, что теперь оно так дальше и пойдёт – вместе найдём ещё кого-нибудь подходящего, а затем, возможно, и ещё – и будет то, что надо (для чего надо? ну, для кайфа, для настоящей игры и для великих свершений в дальнейшем – так примерно). А для Киры то, что произошло у нас – это взаимное узнавание – было как воссоединение двух расколотых половинок.

Насчёт игры – мы всё детство роскошно играли с Димкой и отчасти с Мишкой (про них было вот тут) в древний мир, но мне не надоело, и я мечтала про что-то типа полигонки на тему индейцев и колонистов, организовать с друзьями-знакомыми и всеми желающими. Постоянно шила себе, усложняя, костюм шамана. Кира тоже всю жизнь играла с младшей сестрой в разные духзахватывающие воинственные игры, сперва с игрушками, потом во всё более виртуальные (словески, по нынешней классификации).

Летом Кира была в Евпатории, а я ездила на дачу к подруге, мы обе тогда носили одежду с индейскими мотивами и страстно обсуждали всякие сюжеты с восстановлением справедливости, типа вмешательства в литературные произведения и во времена крепостного права. Типа – войти в ситуацию под видом одной из жертв, дать негодяям возможность показать себя во всей гнусности, а там явить силу и всласть отомстить сразу за всех обиженных. Непременно мстить за издевательства над животными и нецивилизованными народами.

По ходу всяких виртуальных моделирований она рассказала, что вот ещё хорошая игра была у них во дворе: все садились вокруг костра с "трубкой мира" и по очереди рассказывали о своих подвигах-приключениях, очень интересно. Я ухватилась за это – вот это то самое, давай рассказывать друг другу про наши с тобой совместные приключения-подвиги, ещё и Киру подключим! Как будто мы – типа разведчики на чужой территории, собранные по-трое, нет, боевики, у нас мощная оснащённая всем необходимым организация, мы защищаем местное население, которое типа как индейцы, а также и животных, от колонизаторов, нет, интервентов, типа фашистов во Второй Мировой (как Сат-Ок сражался с немцами, о!) Наша техника и медицина превосходит интервентскую, а физические способности, ловкость и так далее, не хуже чем у местных аборигенов – конечно, мы все парни, иначе трудно воевать (как волонтёры во сне, ага!) Положим, мы попались в плен. Но у нас обезболивающие, так что пыток мы не боимся, а они и не подозревают, поэтому за нас взялись, а мы валяем дурака и тем временем прикидываем, как освободить всех, кто у них тут ещё в комендатуре…

И пошло. Естественным образом мы перешли в он-лайн режим, не стали пересказывать друг другу по очереди "что было", а стали наперебой рассказывать, "а вот сейчас…" и "а он тогда…" и "а мы тогда…"

Уже к вечеру подруга мне удивлённо сказала – как здорово, я и не думала, что так даже лучше, чем просто "про индейцев" и просто "рассказывать в прошедшем времени". Меня всё это нисколько не удивило – я как-то и ожидала, что вот оно то, что мне и надо было.

Мы тут же написали Кире, что мы тут придумали и что её мы тоже включили в нашу тринадцатую тройку из Организации Троек. Кира прислала письмо из почти сплошь восклицательных знаков.

Когда она приехала, у нас с подругой было накручено не так много историй, так что мы пересказали, что было со всеми нами – и с Кирой, соответственно. Дальше мы попробовали играть втроём. Было здорово, хотя ничего особо сюжетного не происходило – просто в кайф и крепнущее ощущение "настоящести". Никакого сравнения с моими играми в амазонок. Я считала, что это потому, что здесь я не одна, мы вместе, и потом – всё так ладно придумалось, мир куда более интересный. Например, враги не абстрактные, кого-то мы уже повесили, а с кем-то уже и подружились.

Сильнейшие эмоции происходили лишь отчасти от головокружительных приключений (погони, пытки, десанты с освобождением всяческих обречённых узников, животных и людей), а гораздо больше – от ощущения реальности, погруженности: все чувства задействованы, не кино и не книга, жизнь. С тех пор, стоило нам встретиться и включиться – начиналась и продолжалась наша тамошняя жизнь. Кира поняла, что попала домой, а я (но значительно позже) – что занимаюсь "тем, для чего рождена" (и это не только фигура речи).

Далее принципиально ново было то, что мы вне игры продолжали всё это обсуждать – как уже пережитое, увиденное – и строить планы и так далее, в общем, как с здешней жизнью. Но чем дальше, тем больше с Кирой – и меньше с подругой...

***************************

Герман:

Я бы сказал, что "первое вхождение" и "стабильное вхождение" для меня не одно и то же - причём в двух смыслах даже: с одной стороны, Землю Алестры я видел глазами Гаи и Маярны ещё задолго до телесного рождения на ЗА (я писал об этом в "Боярышниковой аллее") - а с другой стороны, уже когда моё тело было рождено на ЗА (и потом вся телесная память мне досталась), лично я ещё прямого доступа к ЗА не имел. Поэтому для меня всё выглядит весьма заковыристо:)

И я, и Тата - задолго до нашей встречи - имели немало опыта всякого рода странствий по мирам, и в одиночку и в компании с другими людьми, более или менее случайными спутниками-по-приключениям - в дошкольном и младшем школьном возрасте находится много охотников пойти с тобой туда, куда ты можешь повести:) Ещё важный момент: в числе прочего, что мы с Татой обсудили тогда, при сверке ключей – была волонтёрская практика , посещение других миров во снах (когда "присоединяешься" к местному существу и выполняешь квест его телом). Мы обе были в этом деле по уши – а больше никого тогда не знали, с кем бы такое случалось – и успели обсудить-перетереть, что мы про всё это дело думаем; однако – что самое смешное! – когда у нас (сперва у них вдвоём, потом у нас втроём, потом у нас вдвоём) началась жизнь в альтерре – мы очень, очень нескоро сообразили, что, собственно, ОКАЗАЛИСЬ-то мы там именно так, как обычно оказываются в новых для себя мирах волонтёры… Нас как бы поначалу не интересовал вопрос, как мы туда попали-то:)))

Тогда, в поездке, мы с Татой успели задеть-затронуть-заставить зазвучать все наиболее важные для нас мыслеобразы – все эти мыслеобразы, как мы поняли постфактум, и были мыслеобразами, связанными с жизнью ЗА перед Чертой Мира: война, военные приключения; противостояние живущих в лесах с живущими в городах, противостояние городской техники и ловкости лесного обитателя; жизнь леса с её внутренней наполненностью, тайной силой, красотой, всем тем что невыразимо словами, но составляет основу бытия… Все книжки-фильмы-сны и прочее, про что мы переговорили во время поездки – всё так или иначе вращалось вокруг этих образов. Можно сказать, что в тот день (точнее, в ту ночь) мы с Татой составили из подручных средств некий паззл – картинку, изображающую панораму жизни ЗА перед Чертой Мира, военной жизни Арийского Запада.

Эти самые "условия мира" Тата поймала и отфиксировала "на пальцах" сразу же, как только ей сверкнула идея этим заниматься – "этот мир такой-то, в нём живут такие-то, война между такими-то (арийцами) и такими-то (неарийцами), эти арийцы примерно на уровне современной техники, эти неарийцы местами напоминают индейцев…" – ну и всё такое прочее. То есть, по мере жизни в альтерре всё это уточнялось – но никогда не отменялось, хотя, конечно, многократно переосмыслялось – ровно так же, как мы в здешнем мире переосмысляем всё что видели и пережили.

Поскольку условия, которые Тата задала, начиная вместе с подругой "играть в другой мир", были теми самыми условиями, которые мы с Татой уже успели обсудить как "ключи", как то главное, что нас волнует – всё сработало безошибочно: я тут, во всём этом, уже "заведомо подразумевался". И естественно присоединился, когда мы встретились, даже раньше! – строго говоря, я присоединился в тот самый момент, когда они вдвоём написали мне письмо, в котором сумбурно и дико эмоционально описывали те приключения, которые уже успели пережить – точнее, когда я это письмо получил.

То есть, подчёркиваю – когда я читал это их письмо, во мне уже пробуждалась память о том, как всё это (то, что они описывают в письме) со мной было! И потом у меня стала очень активно пробуждаться память. Не только во время, когда мы физически были втроём-вдвоём – я и в одиночестве очень ярко вспоминал и наши приключения, и сам мир – прежде всего лес, родимые дебри Алестры:) Для меня всё это было непередаваемо важной драгоценностью.


Герман про трёхтельность
(три лица или "один в трёх лицах"?:))


Всё это – очень заковыристая тема. Надо сказать, что покуда мы не пересмотрели всё это с позиций опыта общения с Артигемонами – у нас ваще не складывалось, как оно так получилось, почему это всё получилось именно так, а не как иначе?

Казалось бы – логично было бы так: трое волонтёров приходят в мир действовать (Кира-Тата-третья подруга) – у них три тела – потом подруга уходит со своим телом, остаётся два лица на два тела – потом Тата переходит в фазу "незримого спутника", остаётся одно лицо (Кира-Герман) на одно тело. Это было бы логично, понятно, с земной-здешней точки зрения удобоваримо… –

но блин, НЕТ! ВСЁ ПОЛУЧИЛОСЬ СОВСЕМ НЕ ТАК!!!

Так, как оно было реально – ваще не укладывается ни в какую логику Земли-здешней: было три тела на три лица, одно лицо ушло, осталось три тела на два лица, второе лицо перешло в фазу "незримого спутника", осталось три тела на одно, блин, лицо (Кира-Герман) – никакой логики, НО БЫЛО ИМЕННО ТАК!!!

И для нас вот это положение – абсолютно противоестественное с точки зрения Земли-здешней – было абсолютно адекватным в тамошнем восприятии. То есть вот так оно как-то так само собой было, А КАК ЕЩЁ?!!! Для нас было само собой, что все три тела – НЕ ПО-ОТДЕЛЬНОСТИ: эти три тела – некое единое-целое, это наше общее, кирататовское хозяйство. А подруга тут была как бы "временно зарегистрированное (в одном из тел) лицо".

Потом, когда мне удалось избавиться от двух тел из трёх, ибо они меня таки затрудняли, мне с одним телом жить таки удобнее – нам через какое-то время самим стало странно вспоминать, как мы жили с тремя телами; это казалось диким, хотелось про этот факт говорить поменьше ("у нормальных людей такого не бывает", типа:)) Когда мы наткнулись на Артигемонов, узнали что Артигемоны бывают многотельными – моё первое чувство было чувством паники, дикого стыда: ааааааааааааа, сейчас они все укажут на меня пальцами и припомнят, что Герман-то ещё несколько лет назад трёхтельным был, вот позору-то не оберусь!!! Как же мне теперь сразу всем давать понять, что я тут ни при чём, что у ЭТИХ многотельность – одно явление, а у МЕНЯ – совсем-совсем-совсем другое!!! – ну, в общем, это была типичная паника скрытого квира при появлении рядом квира открытого: сейчас все догадаются, что я такой же!!!!!!! Хотя тогда я по-честному не думал, что как-то связан с Артигемонами – думал, у меня трёхтельность ну вот как-то так сама получилась, нечто вроде лишней ноги, мало ли какие дети родятся (уроды, типа:)), зачем же надо напоминать, что я урод…

И только потом, очень поздно, когда нам пришлось несколько раз подряд подробно рассказать разным друзьям о том как всё было – у нас наконец совместился паззл, и всё гладко встало на свои места:

Дело в том, что это и в самом деле – исходно МОИ тела (мои = наши с Татой, мы с ней в этом смысле как Вензеля, Вензеля ведь бОльшую часть жизни так провели, что один – рулит телом, а другой – его незримый спутник). Я рождён таким, какими рождаются Лестригоны – Артигемоны северных болот (ну мы ведь и родились в северных болотах, логично!:)) Лестригоны довольно часто бывают двух-трёхтельными, "выкатываются" эти тела одновременно или почти одновременно, так что Лестригон свободно действует собой-как-группой. Тут есть много плюсов, и этими плюсами я одно время пользовался – как боевая/трудовая единица трёхтел не так уж и плох:)

То есть, такая вот "трёшечка" была Матушкой-Алестрой задумана исходно. А Тата, получив в распоряжение такую "трёшечку", сразу позвала поучаствовать свою подругу – она ведь в детстве вообще была большой любитель всех всюду позвать и всем всё показать:))) Подруга пришла в качестве волонтёра, попользовалась предоставленным ей (моим=нашим) телом как волонтёр, потом ушла – разгрохать не принадлежащее ей тело мы ей не позволили, ну и всё, тело за нами осталось. Пока она тут была – логично было уж в таком случае попробовать действовать в режиме "каждому-по-телу", так что Тата тоже пользовалась одним из моих=наших тел как самостоятельной единицей. Но удобно нам не было: Тате неудобно было одновременно и действовать "за себя", и отслеживать условия внешнего мира, а уж тем более неудобно притом залезать в чужие головы; а мне зато было дико неудобно, что моими телами пользуются другие люди. Я всё время подспудно испытывал напряг, и этот напряг начисто прошёл, когда подруга удалилась, а Тата отдала мне управление всеми телами.

Пока я был трёхтелом, меня звали Тринадцатая Тройка. А имя Герман я себе взял позже – я о нём очень долго мечтал, но решился называть так себя вслух только когда сумел избавиться по крайней мере от одного из тел.

***************************

Тата: Ещё важное о том что предшествовало вхождению на ЗА

Там, на даче у подруги, была необыкновенная земля – растрескавшаяся, как в "Клубе кинопутешествий" показывали про экзотические страны, исчерченная дорожками, с отдельными растениями, ярко очерченными солнцем. Всё это было таким обещающим – так обычно начинаются фильмы про приключения: сперва земля и дорожки, потом шагающие ноги, или движущийся в саванне отряд – вид сверху, или какие-нибудь предметы, лежащие на этой земле и обозначающие некие произошедшие события… Всё это меня необыкновенно будоражило и вдохновляло, и я представляла – что пусть то, во что мы играем, будет "отражением приключений" не просто в рассказах, как индейцы или просто бывалые искатели приключений сидят у костра и курят трубки, и "вспоминают свои подвиги", а фильмом, многосерийным, естественно (то есть мы играем в то, что снимаем/ смотрим фильм по мотивам неких наших же приключений). И вот чуть ли не целый день, пока мы гуляли или куда-то шли, я то и дело хваталась за воображаемую камеру и производила воображаемые съёмки. Первая серия называлась "Там, где они живут" – можно представить, какого масштаба должен был быть сериал. Впрочем, так и вышло :)))

И ещё. Как-то раз мы с подругой заспорили о том, насколько возможно заблуждение по невежеству (в отличие от однозначно выраженной воли ко злу) у каких-нибудь представителей воображаемых "врагов", реально ли дискутировать с таким существом, может ли оно вербализовать свои аргументы или это может быть только набор проклятий? Вообще, может ли быть две антагонистические точки зрения на сколько-нибудь важный предмет, при этом осмысленные хоть мало-мальски, чтобы спор не свёлся в первые же пять минут к заявлению "я ненавижу всё, что вам дорого, поэтому не соглашусь с вами ни в чём"?

Я утверждала – с трепетом, меня это всё страшно волновало, это было в ту пору для меня важнейшее открытие о людях и о мире – что чем важнее тема, тем более глубоко и добросовестно может быть расхождение во мнениях, и убедить человека в своей правоте очень-очень трудно, если он привык к противоположной точке зрения и считает её столь же самоочевидной, как и ты – свою!

Мы решили взять для примера какую-нибудь важную истину и попытаться смоделировать спор убеждённых, но не злонамеренных противников.

Подруга сказала – да есть же бесспорные вещи! Например, что собака – друг человека! И те, кто утверждает обратное, не могут не понимать, что делают это из вредности! Я приняла вызов и стала возражать, во всю силу воображения представив в себе упрямого, зашоренного, маниакально подозрительного, но не лицемерного оппонента. Он настаивал на том, что собаки – безусловно, умны, не уступают людям в сообразительности и дальновидности, но – злы, враждебны людям, питают намерения поработить их и погубить и поэтому изо всех сил, даже с риском для себя, стараются изобразить друзей и верных слуг. Этот оппонент изнывал под гнётом ответственности за человечество, отчаивался, что собаки усыпили бдительность людей почти уже безнадёжно и не сегодня-завтра пойдут в атаку. Для меня-сегодняшней очевидно, что парень был клинически душевнобольной – но таки честный спорщик! Через полчаса примерно подруга изнемогла, поскольку на каждый её аргумент он-таки находил возражение, и сказала – да, и правда, надо же, оказывается, может быть такое, что самые элементарные вещи не докажешь и самые дикие воззрения на чём-то держатся!

Для меня, помимо первого, потрясающего опыта погружения в совершенно чуждое мне сознание (хоть и смоделированное для данного случая), этот разговор был подтверждением гипотезы, что наши "противники", кем бы они ни были, не обязательно должны быть "как на подбор" – среди них возможны и несчастные, заблуждающиеся, но не безнадёжные живые люди. Это сразу придало всем нашим будущим приключениям совершенно новую глубину и дополнительный смысл, не говоря уже о захватывающем интересе.

По сути дела это то, на чём мы строим по сию пору свою стратегию отношений, практику восстановления жизни Ойкумены и личных человеческих судеб. Радикально с тех пор прибавилась лишь крепнущая с опытом уверенность, что те, кто на каждом этапе представляются настоящими-окончательными виновниками несчастий, искомыми законченными злодеями – на следующем этапе вниканий оказываются небезнадёжными живыми людьми. И так далее, причём всякий раз по-разному. В ходе нашей практической альтерристской деятельности именно моя часть – входить в ментальный контакт, погружаться в струи, слагающие верхний слой личности. Всякий раз – это потрясает до основания.

(Примечание:
Именно по жизни в альтерре, кстати, мы ясно увидели, насколько важно для становления личности всё то, что происходило в детстве – насколько детство определяет, какие стратегии будут использоваться, притом что сама личность может ничего не помнить или трактовать своё детство как угодно превратно. Знакомиться с богатством ЗЗ-шной психологической науки мы начали очень поздно – и эти новые знания роскошно легли на основу, полученную нами на ЗА.)


Продолжение текста книги (глава 17) – надеюсь, что всё-таки в ближайшем посте (если, конечно, не появится ещё несколько литерных-16-х приложений:)), далее планируется опять-таки ряд приложений с размышлениями и картинками.

Оглавление "Трёх Парок" с приложениями – вот здесь.

Вт, 21 авг, 2018 18:13 (UTC)
alterristika

Тата:

Ураа! всё так, всё правильно ты обобщаешь.

И отдельное спасибо за эту работу по собиранию объёмной картины из кусочков рассказов.
Много же мы уже успели рассказать о себе в частных беседах!
и я, блин, даже кое-что уже успела забыть из открытий и выводов, которые сделала в своё время по ходу рассказов.
Хорошо что это всё ты сохранил и сложил, спасибо!!!

Сб, 25 авг, 2018 13:44 (UTC)
atanata

Подсобрали всё в кучу, наконец-то некоторые моменты прояснились ) насчет игр, тип как они разрастаются и превращаются в альтерру

Сб, 25 авг, 2018 19:05 (UTC)
archiv_alterry

Ага, пока формулировал всё это с Татой вместе - прям сам всё понял, как тот профессор из анекдота:)))

Тата тоже собрала большую "сумму" о себе-в-детстве:
https://alterristika.livejournal.com/72971.html
Сб, 25 авг, 2018, 20:09
Приложение-примечание (16г): Тата: Опыт погружения на раннем этапе